Жена увезла ребенка в другую страну и не возвращается

Краткое содержание:

  1. Место жительства ребенка
  2. Обсуждение

Жена увезла ребенка в другую страну и не возвращается

Место жительства ребенка

Согласно законодательству РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их родителей.

При раздельном проживании родителей место жительства их детей устанавливается соглашением между родителями либо судом.

Таким образом, если у родителя, с которым проживает ребенок, изменяется место жительства, оно автоматически изменяется и у ребенка. Всегда ли это справедливо?

Вывоз ребенка на постоянное место жительства в иностранное государство может служить серьезным препятствием для родителя, проживающего отдельно от ребенка, в осуществлении своих родительских прав.

Иногда родители просто вывозят своих детей в другое государство и решают остаться там, иногда родитель-иностранец целенаправленно уезжает с ребенком на родину без согласия другого родителя.

Ситуаций великое множество, а вопрос один – как быть?

Российская Федерация на данный момент участвует в Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 25 октября 1980 г. Конвенция предусматривает механизмы для возвращения детей в государство постоянного проживания.

  • Перемещение или удержание ребенка будут считаться незаконными, если:
  • • они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания;
  • • во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.

Обязанности по защите прав и возвращению незаконно перемещенных детей возложены на особый Центральный орган. На территории РФ полномочия Центрального органа возложены на Министерство просвещения Российской Федерации.

Родитель вправе обратиться либо в Минпросвещения РФ, либо в Центральный орган иностранного государства, которое является участником Конвенции, за содействием в обеспечении возвращения ребенка.

Иностранное государство, в котором находится ребенок, обязано принять или обеспечить принятие всех соответствующих мер для возвращения ребенка.

В возвращении ребенка может быть отказано, если имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия. В возвращении ребенка также может быть отказано, если ребенок возражает против возвращения и уже достиг такого возраста и степени зрелости, при которых следует принять во внимание его мнение.

Гораздо сложнее обстоит дело, если ребенок был вывезен в страну, которая является участницей Конвенции. Тогда действовать придётся по законам иностранного государства и шансы вернуть его в Россию не так велики, как в странах-участницах Конвенции.

С уважением,

Адвокат Елена Рунова

Похищение ребенка вторым родителем: «слабое звено» закона

Как показывает практика, наличие вступившего в силу решения суда о месте жительства ребенка с одним из родителей после расторжения брака не гарантирует его исполнение вторым родителем. Предусмотренные российским законодательством механизмы реализации родителями их прав после определения судом места жительства ребенка (детей) и порядка общения с ним (ними), на мой взгляд, неэффективны. 

Приведу пример. Суд определил место жительства детей с матерью и установил порядок общения отца с детьми.

Однако отец после встречи с детьми не вернул их, а увез в неизвестном направлении (в соседний дом, в другой город, а может быть, и в другую страну – мать об этом не знает).

Сразу обозначу, что не разделяю ситуацию по гендерному признаку, поскольку в ней может оказаться любой из родителей.

Такие действия по смыслу схожи с самоуправством (ст. 330 УК РФ) и похищением человека (ст. 126 УК РФ). Однако мне не удалось найти ни одного приговора по обвинению в деянии, предусмотренном ст. 126 УК РФ, в отношении родителей ребенка. По ст.

330 я отыскал лишь один приговор мирового судьи от 2013 г.! С момента введения в КоАП РФ ст. 5.35 «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних» практика привлечения родителя за самоуправство по ст.

330 УК РФ была, можно сказать, «похоронена».

Привлечь к уголовной ответственности не лишенного родительских прав гражданина за похищение его собственного ребенка в России невозможно, поскольку родители имеют равные права на определение местонахождения детей.

Согласно диспозиции ч. 2 ст. 5.35 КоАП РФ нарушения, допускаемые родителями или законными представителями, могут выражаться в различных формах.

Во-первых, это нарушение права ребенка на общение с обоими родителями или близкими родственниками, предусмотренного ст. 55 Семейного кодекса РФ.

Стоит отметить, что поставлено очень важное условие: такое общение не должно противоречить интересам детей. Можно предположить, что их интересы суд учел при определении места жительства и порядка общения.

Но ситуация может измениться, и кто тогда определит, в интересах ребенка его общение со вторым родителем, бабушкой и другими родственниками или нет?

Во-вторых, намеренное сокрытие места нахождения детей помимо их воли. Согласно п. 1 ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. В соответствии со ст.

57 Кодекса учет мнения ребенка обязателен – за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. По некоторым вопросам органы опеки или суд принимают решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет.

Анализ законодательства позволяет прийти к выводу, что желание ребенка не является обязательным для суда при определении места жительства, дееспособность ребенка ограничена.

В-третьих, неисполнение судебного решения об определении места жительства и порядке осуществления родительских прав, а также иное воспрепятствование реализации родителями прав на воспитание и образование несовершеннолетних и защите их прав и интересов.

Фактически второй родитель полностью исключается из процесса воспитания и общения с ребенком, лишается возможности отстаивать его интересы наилучшим образом. Грубо нарушаются и самостоятельные права ребенка, предусмотренные СК РФ.

Последствия таких действий порой невозможно оценить в денежном эквиваленте и восполнить позднее.

Ребенок в силу возраста, под воздействием психологического давления попросту может забыть второго родителя или думать, что тот его бросил, предал, и к моменту, когда местонахождение ребенка будет установлено, не захочет общаться со вторым родителем.

Затраты на юридические процедуры, связанные с восстановлением нарушенного права и розыском ребенка, колоссальные и ложатся тяжким грузом на плечи пострадавшей стороны. В случае вывоза ребенка в другое государство сумма может измеряться сотнями тысяч, а то и миллионами рублей.

Производство по делам о правонарушениях, предусмотренных ст. 5.35 КоАП РФ, возбуждается должностным лицом ФССП России.

Процедура привлечения лица к административной ответственности имеет ряд формальных особенностей и подробно регламентирована (см. Методические рекомендации о порядке применения частей 2 и 3 статьи 5.

35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, утвержденные ФССП РФ 29 сентября 2011 г. № 04-15).

Исходя из собственной адвокатской практики, отмечу, что сроки рассмотрения дела об административном правонарушении и вступления решения в силу могут растянуться до полугода и более, а в результате нарушитель оплатит штраф в 3000 руб. или подвергнется административному аресту на пять суток. Однако это еще не означает, что ребенок будет возвращен законному опекуну.

В качестве наказания за перечисленные действия санкцией ст. 5.35 КоАП РФ установлен штраф от 2000 до 3000 руб. За повторное совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 названной статьи, штраф составит от 4000 до 5000 руб. или виновный может быть подвергнут административному аресту на срок до пяти суток.

Столь незначительное наказание, полагаю, объективно не соответствует социальной опасности описанных деяний и их последствиям.

Реальное исполнение решения суда в рамках исполнительного производства также не всегда возможно, поскольку приставы не вправе без разрешения собственника входить в жилище, где предположительно может удерживаться ребенок. А в ситуации, когда ребенок находится не на территории России, приставы попросту бессильны.

Стоит обратить внимание на наличие такого механизма, как запрет на выезд за границу. С 12 июня 2019 г. один из родителей вправе заявить о несогласии на выезд несовершеннолетнего ребенка из России.

В таком случае вопрос о возможности его выезда разрешается в судебном порядке (ст. 21 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ; п.

1 Порядка подачи, рассмотрения и ведения учета заявлений о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации – приложение к Приказу МВД России от 11 февраля 2019 г. № 62).

Казалось бы, все просто: если родители не могут прийти к согласию в отношении места проживания ребенка, причем один из родителей опасается, что ребенка могут вывезти за пределы страны, он вправе написать заявление в подразделение по вопросам миграции территориального органа МВД России и быть спокойным. Однако, как показывает практика, внесение сведений об ограничении на выезд ребенка в ведомственный сегмент МВД России системы «Мир» не работает, поскольку существует возможность, несмотря на запрет МВД, беспрепятственно выехать с ребенком за рубеж через Республику Беларусь. 

Подробнее остановлюсь на случаях, когда ребенок был вывезен за границу без ведома другого родителя. Международное законодательство содержит определение похищения ребенка и предусматривает за это ответственность, в том числе уголовную.

Так, если страна, куда вывезен ребенок, является участницей Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения (Гаага, 25 октября 1980 г., далее – Гаагская конвенция), например ФРГ или Финляндия, то перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если:

  • они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены лицо, учреждение или иная организация (совместно или индивидуально) в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; 
  • во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись (совместно или индивидуально) или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещения или удержания ребенка.

Требование о возврате ребенка ограничено его 16-летним возрастом, срок проживания в другой стране не должен превышать год, а также есть и другие ограничения, предусмотренные ст. 12, 13 и 20 Гаагской конвенции.

Практика по возврату детей, незаконно вывезенных из России в страны – участницы Гаагской конвенции, существует, как и практика возврата из РФ (см., например постановление ЕСПЧ от 26 ноября 2013 г. по делу «Ушаков против России»).

Гораздо сложнее обстоит дело, если ребенок был вывезен в США – страну, для которой европейские конвенции не являются обязательными к исполнению. Согласно ч. 2 ст. VI Конституции США 1787 г.

статус «верховного права страны» приобретают только международные договоры, ратифицированные в «надлежащем порядке».

Поскольку США не ратифицировали ни Гаагскую конвенцию, ни Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, добиваться правды приходится по внутренним законам государства.

Когда США избирались в совет ООН по правам человека, то обещали присоединиться к Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. и Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г., однако этого так и не случилось. Стоит отметить, что участниками Конвенции о правах ребенка являются все (193) государства – члены ООН, кроме США и Южного Судана.

ЕСПЧ поставил точку в деле по жалобе на «Закон Димы Яковлева»В течение полугода российские власти должны представить план действий по исполнению решения Суда

Практика насчитывает огромное количество случаев, когда дети – граждане РФ, по разным причинам вывезенные в США (например, усыновленные или похищенные одним из родителей), оказывались в новых семьях и подвергались различным формам насилия. Констатировались и совершенно вопиющие случаи – такие, в частности, как «дело Димы Яковлева».

Все базовые принципы и гарантии защиты детей, которыми руководствуются страны – участницы европейских конвенций, в США не работают, поскольку в каждом штате законодательство и судебная практика могут существенно различаться, а в законодательствах отдельных штатов международные договоры не учитываются.

В случае если похищенный ребенок находится на территории США больше года, шансы вернуть его в Россию практически равны нулю.

Читайте также:  Доверенность для подачи в уфмс уведомления о приеме на работу иностранца

Между тем права детей – граждан США в Штатах отстаивают до конца, и похищение ребенка одним из родителей карается по всей строгости.

В качестве примера можно привести дело россиянки Богданы Осиповой (Мобли), которую Федеральный суд США в Канзасе приговорил к 7 годам тюрьмы за то, что она «похитила» собственных детей и вывезла в Россию.

В настоящее время женщина отбывает наказание в американской тюрьме, а дети находятся в РФ.

Решение российского суда, который определил место жительства детей с матерью и установил алиментные обязательства, суд США не учел и, в свою очередь, принял решение, что оба ребенка должны жить с отцом в США.

Другой пример касается еще одной россиянки, актрисы Ирины Усок, которая подозревается властями США в воспрепятствовании праву отца на опеку, а также в похищении собственного ребенка.

Заявления отца ребенка о похищении оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела и заключения женщины под стражу.

В настоящее время она освобождена из-под стражи до судебного разбирательства, так как вернула дочь в США и передала отцу.

Таким образом, проблема незаконного вывоза из России детей одним из родителей в отсутствие разрешения другого родителя весьма актуальна. Меры защиты, предусмотренные российским законодательством, не работают; права и интересы детей зачастую не соблюдаются.

Бж увезла ребенка в другую страну. что делать?

Всем добрый день!Подскажите пожалуйста, что можно сделать?Муж и жена в разводе, есть сын. Год назад БЖ попросила БМ написать разрешение на вывоз ребенка за границу, в Черногорию (типа на море едут). БМ его написал. Уехали. Как оказалось — без визы (хотя БЖ говорила, что едет по визе и через 2 месяца вернется).

БЖ с сыном снимают там квартиру, раз в месяц ездят в соседнюю страну, в тот же день возвращаются, чтобы заново «белый картон» получить. Возвращаться не собираются, хотя срок разрешения, которое подписал отец, подходит к концу.

Подскажите, может ли отец что-то сделать, когда срок разрешения истечет, чтобы вернуть сына обратно в РФ? И БЖ, и сын — граждане РФ, Черногорского гражданства у них нет.

Спасибо!

1. Пойти к юристу.2. Подать в судСрок разрешения, что имеется ввиду?

Он давал разрешение на поездку на конкретные даты?

Anonymous написал(а): >> 1. Пойти к юристу.2. Подать в суд

смысл? суд вернет ребенка домой?

Да, писал у нотариуса разрешение на вывоз ребенка в черногорию, сроком на год.

киньте на всякий случай в фмс или погранслужбу заявление о несогласии на выездесли они всетаки заглянут в рф, обратно выехать смогут только через партнеров по таможенному союзу

Ну хоть что-то можно сделать?Отец очень тяготится отсутствием общения с сыном. А по факту получается, что живут там на деньги, которые он перечисляет в качестве алиментов (БЖ уже давно нигде не работает), а общения с ребенком — 0.

Спасибо большое!А если не заглянут — получается, других рычагов воздействия нет?

пусть задержит перечисления, делов то

как нет? вы сами сказали — живут на то что он им переводит…

Да я-то понимаю…Но он так делать не будет. Его в панике трясти начинает, если ему пишут, что «Нам с Сашей не на что купить еду». Любит сына очень, переживает за него.Плюс, БЖ тут комнату что-ли сдает, т.е. какой-то еще доход, пусть и сильно меньше алиментов, у нее есть.

Хотелось бы просто как-то с точки зрения права вопрос решить, а не шантажом.

если ему шашечки , пострадать, помучиться, мозги себе в госорганах изнасиловать — тогда лучше с точки зрения права вопрос решатьа если результат получить — тогда шантажом.

типа когда она ему плачет он навстречу идет, а когда он ей говорит «хочу видеть сына», что в ответ слышит?

Юридического решения проблемы нет. Точнее, оно имеется, длительностью лет этак 10…Практически.1. Заявление в ФМС на запрет на вывоз ребенка.2. Прекратить перечисления алиментов и на письма «ах, Саше кушать нечего» не реагировать никак.

3. В суд за определением порядка общения с ребенком. Можно, если мать не работает, определить место жительства ребенка с отцом. Но как это решение признавать и исполнять в Черногории — с трудом представляю.

«Вот тебе скайп» или «Покупай билеты, приезжай».

Купить билеты, приехать, взять ребенка и уехать вместе с ним.

ну и ответить «я тебе деньги тоже по факсу скину»

а что отец хочет сделать?делает дубликаты документов на ребенка, покупает билеты, едет в черногорию, выезжает с ребенком из черногории и въезжает в россию. до этого решает вопрос с документами ребенка в черногории, то бишь с отметкой о въезде, учитывая, что ранее выданный паспорт ребенка «утерян».после чего пишет несогласие о выезде ребенка за пределы РФ

до этого желательно определить место жительства ребенка с отцом

и что ему мешает купить билеты и приехать?

Несогласие о выезде надо писать ДО всех описанных действий.

И надо смотреть законы Черногории. В описанной Вами ситуации можно попасть в неприятную ситуацию.

Ничто не мешает, и он так делает периодически.Хочет — регулярно видеться с сыном, вживую. В идеале — к себе забрать. Спасибо за совет, данный Вами ниже, будем думать в этом направлении.

Открыть тему в окнах

Ребёнка увезли. Ребёнка вернули

Жили-были, поссорились, разъехались, муж схватил ребёнка и уехал в Словению. Или жена обиделась, схватила сына и убежала из Испании в Рязань к маме. Всё? Нет, только начало.

Вот живет семья. Предположим, в Нидерландах. И все вроде бы хорошо, но вдруг семейная лодка дает трещину. Супруга-россиянка берет ребёнка в охапку и устремляется на Родину. Приходит ко мне: «Разведите нас. Но чтобы ребёнок остался со мной».

Проблема? Да! Поскольку эта пара прожила значительное время в Нидерландах, встает вопрос, а где, собственно говоря, разрешать спор? Он — не гражданин Нидерландов, а какой-то другой европейской страны. Она — гражданка России. Ребёнок, соответственно, и там, и тут гражданин.

Наше российское семейное законодательство — наиболее либеральное вообще в мире, на мой взгляд. Оно хорошее, оно простое, оно понятное. И оно не усложняет процедуры, чем славятся, например, британская, американская, французская практика разводов. Во Франции, чтобы развестись, нужно как минимум три года. Об этом вас сразу предупредит любой местный адвокат.

И ведь во многих странах мира процедура задумана похожим образом не случайно. Чтобы жениться — вам достаточно подать заявление и зарегистрировать ваши отношения. А вот чтобы развестись — сначала пройдите через судебные тяжбы. И это оправданно. Потому что обычно в браке появляются дети, наживается имущество. И пока ты всё не поделил, не урегулировал — никакого развода.

Но у наших людей, у россиян, крепко засел в сознании стереотип, что при разводе всё — и везде — предопределено раз и на всегда, что ребёнок — остается с мамой. Отец — платит алименты и живет отдельно. Так, к слову, принято только еще в нескольких странах бывшего СССР и ряде экзотических государств.

А вот если брать государства иного склада, например, из Старого Света (Францию, Италию, или еще какую), то обнаружится, что развод там, а уж тем более — споры о детях, это очень сложный, многоступенчатый процесс, результат которого заранее не предопределен.

Сегодня в мире число трансграничных браков растет. И это понятно. Та же самая Европа вроде бы едина. Границы стерты.

Обычное дело, когда муж, например, швейцарец, супруга — француженка, живут они в Германии, а дети — граждане Австрии. Вот такой непростой набор. Разумеется, без разводов дело не обходится.

И поэтому европейцы уже давно пытаются такими процессами управлять, приводить в систему.

Наиболее сильный документ, регулирующий происходящее во время расставания родителей, и защищающий детей — Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, принята в Гааге 25 октября 1980 года.

На стартовом этапе ее разработали и подписали, в основном, европейские государства. Документ для этих стран-подписантов вступил в силу в 1983 году.

И постепенно к Конвенции стали присоединяться и другие заинтересованные государства — от Албании до Зимбабве.

О чем говорит эта Конвенция?

Она закрепляет такое юридическое понятие, как «страна обычного проживания ребёнка». У них, за границей, прописки нет. Но, тем не менее, понятие место постоянного, обычного проживания существует. И было сказано, что в случае перемещения ребёнка «страной обычного проживания» остается та, откуда он был незаконно перемещен.

Есть еще международное понятие «прав родительской опеки». В России — в точно таком же, полном смысле, оно отсутствует.

Но у нас принято понятие «родитель, с которым проживает ребёнок» (ну, или если родитель лишён родительских прав — всё очевидно). И это предполагает у этого родителя некий больший набор прав, чем на другого.

И некий другой набор обязанностей. В частности, право менять место жительства. Это с одной стороны.

С другой стороны, у нас остается совместная родительская опека (если бы мы были в Европе, мы бы сказали так), когда оба родителя несут ответственность за ребёнка. Несмотря на то, что его место жительства определено с одним из родителей.

И при таких ситуациях перемещение ребёнка за границу, если это произошло вопреки воле второго родителя, оно является незаконным. Так говорит закон.

Если, к примеру, ребёнка от брака француженки и итальянца увезли из Австрии (где они обычно жили) в Испанию, то ребёнка нужно, прежде всего, считает Конвенция, вернуть. Именно в то место, где он жил.

А дальше то государство, в котором ребёнок постоянно жил, будет решать соответствующие вопросы — с кем и как ему дальше жить. И это правильно. Ведь в Испании этого ребёнка увидели в первый раз. Во Франции его не видели вообще. Кто знает про него, про его нужды? В этой ситуации только, конечно, австрийцы.

Сначала эта Конвенция работала тяжеловато. Затем, все уверенней и уверенней. Сейчас действует (в Европе) как часы.

Итак, если сегодня вы увезли ребёнка без согласия второго родителя, то судебным решением ребёнок будет возращен на территорию той страны, откуда он был вывезен. Практика уже выработана.

Да, действительно, бывают истории, когда родитель пьет, бьет домашних, ребёнку причиняется вред и так далее. И тогда у матери, может быть, и нет другого выхода, кроме как бежать. И бежать за границу.

В таких ситуациях суд рассматривает подобные обстоятельства и принимает решение оставить ребёнка. Но это – исключение, позволяющее не возвращать ребёнка туда, где ему может быть причинен вред.

Но обычно ситуация в семьях на грани развода развивается все-таки в рамках приличий, без мордобоя..

Читайте также:  Непосредственное управление многоквартирным домом

Поэтому правило состоит в следующем: ребёнок, перемещенный в другую страну, сначала должен быть возвращен обратно.

И когда эта Конвенция была принята и в Российской Федерации, она для РФ оказалась весьма важна. Почему? Потому что с теми детьми, которых увезли из России в другие страны, на момент до принятия этой Конвенции, до вступления ее в силу между определенными странами, это были проблемные, неразрешимые истории. Ребёнок увезён – и всё.

На сегодня всё большее количество стран признает присоединение РФ к Конвенции. Поэтому в случаях с этими государствами такое перемещение вызывает очень простую реакцию. Второй родитель обращается в суд той страны, в которую переместили ребёнка, и суд обязан предписать возврат ребёнка. Никаких других вариантов нет. Конвенция очень понятная, простая, сильная и работающая.

Существует лишь крайне небольшое количество случаев, когда эту Конвенцию удается обойти. Связано это с двумя вещами. Либо в суде удается доказать, что такое перемещение было совершено с согласия второго родителя.

Либо суд признаёт, что возвращение ребенка в то место, где он обычно пребывал, приведет к необратимо плохим последствиям для него («создаст очень серьезный риск причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия»).

Но доказательства должны быть серьезными, весомыми.

Эта Конвенция остановила в присоединившихся к ней странах буквально эпидемию, когда пожелавшие расстаться родители хватали детей и убегали. Теперь эта эпидемия должна быть остановлена и в России. И она будет остановлена, нравится нам это или нет.

Это тектонический сдвиг в понимании того, что происходит. Потому что до этого не было документа, который бы с такой силой обязывал российского гражданина, находящегося на территории России с собственным, российским, ребенком, вообще что-то делать. А здесь ситуация жесткая.

И Конвенция эта работает. Она исполняется.

Тяжело, но все-таки меняется представление россиян о том, что у нас развод «простой», что у нас дети остаются с мамой и это вроде как не обсуждается, что вообще наши суды есть некий «рекомендательный» орган. Сказал судья — все равно, что порекомендовал.

А выполнять — не выполнять, это уж сугубо мое решение. Таков пока еще распространённый подход большинства людей.

И поэтому та несчастная женщина, что приехала из Нидерландов в Россию, забрав с собой ребенка, она крайне рискует тем, что в ее деле может быть применена Конвенция.

Кстати, есть нюанс. Конвенция в отношениях между Россией и Нидерландами вступает в силу только с 1 апреля 2016 года. Но перемещение ребёнка состоялось до этого. Поэтому мы будем надеяться, что нам, в этом случае, удастся, чисто по формальным признакам, обойтись без его возвращения.

Поскольку эта Конвенция — очень сильный инструмент, то каждое из уже входящих в нее государств должно явно дать согласие на присоединение той или иной новой страны-члена. И существует сложная таблица, между какими странами действует этот документ, а между какими — нет. Присоединение России признали не все. Это многоступенчатая дипломатическая история.

Тем не менее, признали, например, Франция, Греция, Израиль, Чехия, Хорватия, Украина, Финляндия, Словения, Испания, Словакия, Румыния, Литва, Сербия, Ирландия, Андорра, Беларусь, Швейцария, Нидерланды, Германия и другие. А вот Португалия, например, не признала пока наше присоединение. Это значит, что если мы увезем ребёнка из Португалии в Россию, то по этой Конвенции возврата туда не будет.

Но и в обратном направлении – тоже.

Повторяю, надо понимать, что Конвенция — сильный инструмент и он начинает действовать с большим количеством стран. Так что придется цивилизовываться. Нет другого пути.

Поэтому, возвращаясь к выше описанной ситуации, женщина очень рискует. Возможно, мы сможем отстоять ее ребёнка, воспользовавшись возможностями Конвенции. А может быть и нет. Потому что правильно — по закону — нужно решать споры о ребёнке в том месте, где он постоянно проживает, «обычно проживает», как это называет Конвенция.

А вот другая женщина, у неё ситуация обратная. Муж увез ребёнка из России в Швейцарию. Сказал, что уезжает с ним на каникулы. А потом сообщил, что возвращаться не намерен, будет жить там.

Этой женщине, скорее всего, удастся помочь, потому что Швейцария давно вступила в Конвенцию и она тут явно применима.

Но, тем не менее, даже в этом случае, несмотря на сильный инструмент, все равно требуются определенные усилия.

Почему? Потому что представления наших граждан о справедливости и судах несколько расплывчатое. Справедливость должна появиться в суде откуда-то сама собой. «Я вот расскажу судье, какая я хорошая (или хороший) и он меня поймет и все для меня сделает. Ведь это же так очевидно. Я радею только о ребенке, а бывший супруг (супруга) — нет».

На самом деле суд, это только то место, где, исходя из ваших доводов и ваших доказательств, человек в мантии примет решение, чьи доказательства и доводы (ваши или противоположной стороны) более весомы. Права защищаете вы сами. Суд только принимает решение. Вспомните Фемиду. Она взвешивает позиции сторон на весах. И если вы на свою чашу весов ничего не кладете, то не надо удивляться результату.

Поэтому вам нужно обязательно заниматься своим делом. «Автоматически» не бывает ничего. И человек, который этой Конвенцией хочет воспользоваться, должен понимать, что адвокат ему нужен. Несмотря на всю кажущуюся (со стороны) простоту. Есть ведь еще и нюансы.

Например, сейчас вы способны предпринять некоторые шаги (в соответствии с Конвенцией), а через несколько месяцев она в вашем конкретном случае действовать перестанет. Потому что, если с момента перемещения ребёнка прошло достаточное длительное время, то в рамках этой Конвенции вы вопрос уже не решите. Наступит следующий этап, со своими нюансами.

Вопрос придётся урегулировать по-другому. Как — это зависит от очень многих факторов. (Это — не предмет нашего сегодняшнего разговора).

Но в реальности чем больше вы ждете, тем больше ребёнок приживается на новом месте, привыкает, осваивается.

И перед вами, как родителем, встает вопрос, а вообще в интересах ли ребёнка будет его возвращение обратно? Ведь Конвенция создана не только для того, чтобы защитить права родителей, но и, в основном, чтобы защитить детей. Потому что ребенок — это не предмет мебели, который можно бесконечно перемещать с места на место.

Вы должны быть готовы к самому разному развитию ситуации, понимать, что в западном мире развод, повторю еще раз, — штука сложная, долгая.

И если обычное место проживания ребенка — за границей, то компетентными при решении вопроса будут являться те органы, которые находятся именно за границей, а российские — скорее всего предпишут возвратить ребёнка обратно. Непонимание этого, неготовность к такой ситуации приводит к трагедии.

В уже упомянутом случае с Нидерландами у нас есть довольно сильная правовая позиция. Она связана с формальным применением этой Конвенции. И российские суды по такому пути идут. У меня уже были случаи, когда неприменение Конвенции было вызвано тем, что она не вступила в силу между двумя конкретными странами или не вступила в силу именно на момент перемещения.

Но нужно понимать и оценивать эти риски. В принципе, суд может и принять решение вернуть ребёнка обратно в Нидерланды. И тогда вы оказываетесь перед голландским судом в позиции человека, который украл ребенка, похитил. Они, за границей, называют это именно «похищением» детей.

В российском праве похищение — это совсем другое, уголовное преступление. Но у них это «схватила ребёнка и убежала» называется именно так. И вы априори оказываетесь в слабой, виновной позиции. Потому что, как полагает суд в Европе, вы обязаны действовать честно, разумно, добросовестно. Прежде всего добросовестно.

Если вы хотите увезти ребенка в Россию, и это чем-то оправдано, идите в суд и доказывайте. Или договаривайтесь с супругом (супругой). Есть только два варианта. А третьего – нет. Он существует только в представлении некоторых наших граждан, слабо разбирающихся в законах.

В конце концов, хитрите, не договаривайте, делайте двусмысленности, но не обманывайте, и не применяйте тактику «схватить и бежать» без подготовки и оценки риска.

У нас, у россиян, вообще довольно часто встречается такой подход: «Если нельзя, но очень хочется, то можно». Но в данном случае это, скорее всего, уже не пройдет. Потому что в европейских судах — продуманная система. Там выигрывать — можно. Получать решения суда в вашу пользу — можно, даже будучи российским гражданином.

Еще раз. Пять-семь лет назад я мог бы рекомендовать женщине, которая вышла замуж за (условно) испанца и которая находится в сложных условиях: «Забирайте ребёнка, приезжайте в Россию, будем здесь судиться». На сегодняшний день я такого посоветовать категорически не могу.

Потому что это приведет к следующим последствиям. Ребёнка для начала вернут в Испанию. А дальше мы будем долго разбираться с испанским судом, уже исходя из позиции, что мама «похитила» ребёнка.

Выход и из этой ситуации определенный есть, но надо, повторяю, все ходы просчитывать заранее.

В первую очередь нужно, не делая резких движений, проконсультироваться по поводу нюансов вашего вступления в брак. Главная проблема наших прекрасных, замечательных и очень доверчивых россиянок в том, что они, заключая брак, например, по французскому законодательству, совершенно не представляют себе, что их ждет в случае развода во Франции. Или в Голландии, или в Великобритании.

Брак — сложнейшая и многовариантная юридическая конструкция. В России развод, в общем случае, проходит проще и быстрее, чем за границей.

Но ситуация такова, что вы, вступив в брак во Франции по французским законам, проживая там всю свою сознательную жизнь, лет скажем 15, и вырастив там детей, вы не сможете здесь, в России, решить вопрос о детях.

Потому что его будет решать суд страны обычного проживания детей. И, вступая в брак, женщины себе зачастую не представляют (да и мужчины тоже), какова цена развода окажется в данной ситуации.

Именно поэтому, повторюсь, прежде всего неплохо было бы проконсультироваться и просчитать риски. Это первый момент. И второй момент. Международное законодательство запрещает незаконное перемещение детей. Только с согласия родителей. Никто это специально не контролирует. Но в случае чего обманутый родитель обращаются в суд и вам придётся доказывать, что разрешение было.

Третий момент заключается в том, что если у вас ребёнка все-таки увезли, не надо плакать. Если увезли за границу, вам нужен адвокат в той стране, куда его увезли.

Если у вас такого адвоката нет, то придите, по крайней мере, проконсультироваться к специалисту в России. Если ребёнка увезли в Россию — вам нужен адвокат в России.

Так все устроено: предписывает возвращение суд той страны, куда увезли ребёнка.

По Конвенции в некоторых странах адвокаты по таким делам предоставляются бесплатно. У нас в России — нет. Но в такой категории дел нужны адвокаты и в той стране, откуда увезли, и в той стране, куда переместили. Первые будут собирать доказательства, вторые — представлять их в суде.

Четвертый момент. Если случилось так, что вы в состоянии стресса, не подумав, всё-таки увезли ребёнка, опять же обязательно проконсультируйтесь на предмет того, что вам грозит, и просчитайте риски. Увозить ребёнка, конечно, нельзя, но иногда этому есть оправдание. Возможно, это ваш случай, и ребёнка оставит с вами даже строгий немецкий (французский, испанский…) суд.

Во всяком случае, нужно понимать два главных момента. Первое, бегство за границу или из-за границы — не является решением проблемы. И второе: зато теперь если за границу увезли вашего ребёнка — это не безнадежное дело. Теперь этим можно заниматься. Возврат ребенка из-за границы — процесс эффективный. Он работает.

  • И надо им пользоваться.
  • Антон Жаров, руководитель Команды адвоката Жарова,
    специалист по семейному и ювенальному праву
  • 26/02/2016
Читайте также:  Бывший муж подал иск на уменьшение алиментов, что делать

Что делать, если бывший муж или жена тайно вывезли ребенка за границу

Бывший муж забрал ребенка из сада и несколько лет скрывался с ним за границей. Белоруска без предупреждения вывезла дочерей из Швеции в Минск, пока муж-иностранец был на работе. Бывший муж затерялся с ребенком в торговом центре, и пока мать их искала, умчался с ним за границу.

Это всего лишь несколько историй о том, как экс-супруги не смогли договориться о воспитании детей после развода. В некоторых случаях пришлось подключать даже Интерпол.

Вместе с адвокатом Кристиной Хомой и руководителем инфолинии по безопасному выезду за границу Вероникой Николайчик мы разбирались, как избежать таких ситуаций и что делать, если один из супругов все-таки тайно вывез ребенка за границу.

Нужно ли заключать брачный договор, чтобы зафиксировать роли родителей?

В Беларуси супруги пока еще редко заключают брачный договор. Есть стереотип, что это свидетельствует о недоверии партнеров, поэтому лучше устно обо всем договориться. Однако когда конфликт доходит до суда, оспорить устные договоренности куда сложнее, чем договор, который заключается письменно в присутствии нотариуса.

В брачном договоре можно зафиксировать не только права на имущество, но и вопросы взаимоотношений между родителями и детьми: выезд ребенка из Беларуси без согласия второго родителя, где будет жить ребенок, если родители разведутся, как родитель, с которым ребенок не живет постоянно, будет участвовать в его жизни (например, регулярные встречи, общие каникулы), размер и порядок выплаты алиментов.

Если супруги решили развестись, можно ли заключить соглашение о воспитании и содержании детей?

Если супруги не заключили брачный договор, во время развода нужно решить: заключить специальное соглашение о детях или договориться обо всем на словах. В большинстве случаев родители выбирают второй вариант. Нужно понимать: если возникнет конфликт, апеллировать к словам будет сложно, каждая из сторон может тянуть одеяло на себя.

Если между супругами были разногласия, специалисты все-таки советуют заключить в суде письменное соглашение, в котором можно определить, с кем будут жить дети, как родитель, который будет жить отдельно, будет общаться с ребенком и участвовать в его воспитании, размер алиментов, порядок выезда ребенка за границу и другие вопросы воспитания и содержания детей. Если один из родителей не выполняет соглашение, оно будет исполнено принудительно. На устные договоренности экс-супругов это не распространяется.

pixabay.com

1 июля 2020 года вступает в силу новая редакция Кодекса о браке и семье, согласно которой соглашение о детях смогут заключать родители. А это значит, что им не обязательно состоять в браке — это актуально для гражданских браков, где люди не регистрируют свои отношения.

Как суд решает, с кем после развода будет жить ребенок?

Суд учитывает возраст ребенка и его привязанность к каждому из родителей, как долго ребенок жил с папой и мамой, их личные качества, семейное и материальное положение, род деятельности и режим работы, обстановку места проживания. Высокое материальное положение не является безусловным основанием определить место проживания ребенка именно с этим родителем. Мнение ребенка учитывается, если ему исполнилось 10 лет.

— Не могу сказать, что женщина априори имеет больше шансов, чтобы ребенок остался с ней, — говорит адвокат Кристина Хома. — По закону, родители имеют равные права. Каждый спор по детям решается индивидуально. В последнее время из моей практики суды определяли место проживания детей не только с матерью, но и с отцом.

Если один из родителей не платит алименты, может ли второй запретить ему встречаться с ребенком?

Не может, в таком случае один из родителей нарушает права ребенка в части общения с другим родителем. Если же отец или мать не платят алименты, их могут лишить родительских прав либо привлечь к уголовной ответственности за уклонение от содержания ребенка. В случае нарушения соглашения о детях родитель может быть ограничен в общении с ребенком. Но такое решение принимает суд.

Может ли один из родителей запретить второму выезжать с ребенком за границу?

Если ребенок едет за границу с одним из родителей, по закону, согласие второго родителя не требуется. Это касается порядка пересечения белорусской границы. При въезде в иностранное государство, также как и на этапе оформления визы, могут потребовать согласие второго родителя.

Reuters

Если один из родителей опасается по каким-то причинам отпускать ребенка за границу с бывшим супругом, можно обратиться в суд с заявлением «об ином порядке выезда из Республики Беларусь несовершеннолетнего».

Если суд поддержит требования, сведения о ребенке включат в банк данных о гражданах, право на выезд которых из Беларуси временно ограничено.

Это значит, что при пересечении белорусской границы ребенка в сопровождении одного родителя, сотрудники пограничной службы попросят родителя предъявить согласие второго родителя. Если такого документа не будет, в выезде ребенку будет отказано.

А если ребенка вывозят в Россию, запрет не работает? Контроля на границе ведь нет

Такой пробел, действительно, существует, и надо сказать, этим активно пользуются родители, которые без разрешения экс-супругов вывозят ребенка из Беларуси.

Но важно знать, что если у ребенка, по решению суда, ограничен выезд за границу, вывезти его из России в третьи страны не удастся — по крайней мере, законным образом.

Сведения о запрете поступают и на российскую границу, где осуществляется контроль.

Если родитель тайно вывез ребенка в Россию и не собирается возвращать его в Беларусь, второй родитель может обратиться в милицию с заявлением об установлении места нахождения ребенка (заявление о розыске), чтобы хотя бы понять в какой части России находится сын или дочь. Важно понимать: то, что правоохранители установят местонахождения ребенка еще не значит, что его автоматически вернут домой.

Как действовать родителю, если бывший муж или жена тайно вывезли ребенка за границу?

Каждая ситуация индивидуальна, одного решения не существует. Для любого родителя, в первую очередь, важно понимать, что произошло с ребенком, где он находится в данный момент, кто с ним рядом, заботится ли о нем кто-то в данный момент.

— Если связи с родителем, который увез ребенка нет, нужно обратиться в милицию с заявлением о розыске.

Так, хотя бы можно получить информацию о том, пересекал ли ребенок границу (здесь мы не говорим о России, так как контроля на границе у нас нет), — говорит руководитель инфолинии по безопасному выезду за границу программы «Ла Страда» Вероника Николайчик. — Дополнительно можно обратиться к консультантам Программы «Ла Страда», поисково-спасательные отряды/организации, распространить информацию в социальных сетях.

Если место нахождения ребенка стало известно, следующие шаги зависят от того, были ли урегулированы в правовом поле детско-родительские взаимоотношения.

К примеру, есть решение суда об определении места жительства ребенка с тем родителем, у которого забрали ребенка (или это прописано в брачном договоре, соглашении о детях).

Стоит обратиться к судебному исполнителю с заявлением о том, что решение не исполняется.

pixabay.com

— Важно, какое гражданство у родителя, который увез ребенка, и гражданство самого ребенка. Если вопрос места жительства не был урегулирован, а у ребенка гражданство не только Республики Беларусь, но и государства, куда его увезли, шансы вернуть его правовым путем практически равны нулю, — говорит Вероника Николайчик.

Это связано с тем, что государство, в которое ребенка увезли, будет его рассматривать как гражданина своей страны. Здесь важно отметить, что рассматриваются ситуации, которые не связаны с действием Гаагской Конвенции о похищении.

Если ребенка вывезли за пределы Беларуси, алгоритм действий зависит от многих нюансов. Кроме обращения в милицию, также можно обратиться в Министерство юстиции, суд, правоохранительные органы государства, куда вывезли ребенка. Получить консультацию можно у адвокатов, специалистов Программы «Ла Страда».

Можно ли завести уголовное дело за похищение?

По закону, у отца такие же права на ребенка, как и у матери, и наоборот, поэтому уголовное дело (ст. 182 УК) по таким фактам не возбуждают. Если один из родителей нарушил соглашение о детях, где прописано, что ребенок живет с другим родителем, розыск можно объявить в рамках исполнительного производства (обратиться к судебному исполнителю).

Если через 10 суток с момента поступления сообщения об исчезновении ребенка установить его местонахождение не удалось, дело передается следователю для возбуждения уголовного дела по факту исчезновения лица (ст. 175 УПК).

Но может быть, есть международные законы?

Существует Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей.

Что означает «похищение детей», согласно данному документу? Страны, которые подписали Конвенцию, а Беларусь это сделала в 1997 году, согласились с тем, что любой вывоз и перемещение детей без согласия второго родителя — нарушение.

Что значит вывоз? Родитель может дать согласие другому родителю на вывоз ребенка за границу, например, на каникулы. Но если ребенок не вернулся к обозначенную времени, это уже незаконное удержание. Все судьбоносные решения должны быть согласованы, в том числе смена места жительства детей.

Стоит отметить, что Конвенция работает для Беларуси не со всеми странами, а только с теми, кто присоединился к документу.

Конвенция действует, когда речь идет о перемещении ребенка, не достигшего 16 лет, если ребенок до момента перемещения проживал в стране-участнице Конвенции, если права опеки до перемещения эффективно выполнялись, если бы ребенка не вывезли в другую страну.

Что нужно сделать? Обратиться в отдел исполнения международных договоров Управления международного сотрудничества Министерства юстиции.

pixabay.com

Стоит отметить, что такие дела не решается за один день или месяц. Они могут затянуться на год и более. И несмотря на то, что Конвенция направлена на скорейшее возвращение ребенка в страну его обычного проживания, в определенных случаях в выдаче предписания о возвращении ребенка страной, куда был перемещен ребенок, может быть отказано.

— Что это за случаи? Незаконное перемещение является спорным. К примеру, родитель был согласен на выезд ребенка. Или перемещение было в интересах ребенка, потому что родитель с которым он проживал, не осуществлял свои права опеки. Если с момента перемещение прошло более одного года — это тоже ограничение, считается, что за это время ребенок мог адаптироваться к новой среде.

И еще одно ограничение: существует «очень серьезный риск, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда или иным образом поставит его в невыносимые условия». Конвенция направлена на защиту прав и интересов ребенка, а не родителей.

Пострадавшим является не родитель, у которого забрали ребенка, а сам ребенок, — поясняет специалист Программы «Ла Страда».

Можно ли лишить родительских прав мать или отца, которые тайно вывезли ребенка за границу?

Законодательством определены условия, при которых мать или отец могут быть лишены родительских прав, один из пунктов — злоупотребление родительскими правами, то есть в ущерб интересам детей (например, создание препятствий в обучении, вовлечение в преступную или аморальную деятельность).

Ольга Шукайло, TUT.BY

— Лишение родительских прав является исключительной мерой для защиты прав и интересов детей. И такое решение принимает только суд, — поясняет адвокат.

— На мой взгляд, лишить родительских прав за злоупотребления родительскими правами, выразившееся в тайном вывозе без согласия второго родителя в другой город или страну, достаточно проблематично.

Так как в соответствии с законодательством Беларуси каждый из родителей имеет право выезжать с ребенком за пределы страны. А то, что второго родителя не поставили в известность, вряд ли станет достаточным основанием для лишения родительских прав.

Подытожим: как обезопасить ребенка от того, чтобы второй родитель не вывез его тайно?

Во-первых, родители должны понять, что ребенок не вещь, у него есть права, и нужно отталкиваться от его интересов, а не использовать как инструмент для выяснения отношений.

Если договориться не получается, остается идти в суд, где будет определено, с кем будет жить сын и дочь, как в воспитании и содержании детей будет участвовать каждый родитель.

Даже если родители обо всем договорились устно, не лишним будет сходить к нотариусу и оформить это официально.

Если есть риск, что родитель может вывезти ребенка за границу, обратитесь в суд и определите иной порядок выезда за границу. В этом случае, при пересечении белорусской границы потребуется ваше согласие.

Если мы говорим о той ситуации, когда один из родителей иностранный гражданин, не проживающий в Беларуси, и есть риск, что он может приехать и вывезти ребенка, то можно обратиться в подразделение по гражданству и миграции с просьбой ограничить въезд иностранному гражданину и приложить документы, обосновывающие данную информацию. При ограничении на въезд в Беларусь иностранному гражданину также будет ограничен въезд и в Россию.