Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора

Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора

Посмотрите на эти две фотографии. Кажутся ли они вам объектами авторского права? Если вы захотите их опубликовать у себя, будете ли вы искать автора и спрашивать его согласия или попытаетесь найти эти же изображения без водяных знаков? Ещё более странный вопрос: готовы ли вы платить за использование этих фотографий на страницах вашего сайта или газеты?

Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора

Если вы ответили на все вопросы «нет», рекомендуем вам посетить онлайн-тренинг по авторскому праву, который пройдёт 9 июля 2020, начало в 16.00 по времени Алматы. Это вторая часть тренинга, который проводит медиаюрист Светлана Кузеванова.

Коротко о том, что было в первой части, и как это применимо к СМИ и работе журналиста

Основные понятия авторского права — автор, презумпция автора, объект авторского права, правообладатель, личные неимущественные и имущественные права, передача авторских прав, исключительные и неисключительные имущественные права авторов, авторский договор, три обязательных условия авторского договора (передаваемые права, срок и территория, сумма вознаграждения); авторское вознаграждение; случаи, когда авторское произведение можно использовать без согласия автора или правообладателя и без выплаты авторского вознаграждения, срок действия авторских прав. Посмотрите, пожалуйста, закон РК об авторском и смежных правах.

Редакции СМИ, с одной стороны, публикуют тексты и фотографии, выдают в эфир или транслируют по кабелю аудиовизуальные произведения — права на это передают им журналисты, фотографы, авторы, сценаристы и режиссёры, операторы по договору.

Чаще всего штатные работники подписывают трудовой договор, а привлечённые авторы — договор на оказание услуг, и мы рекомендуем предусмотреть как в трудовом договоре, так и в договоре на оказание услуг положения о передаче имущественных авторских прав.

Отдельного авторского вознаграждения за это не предусмотрено, однако авторы оставляют за собой неимущественные авторские права — права на авторство и другие. Штатные работники получают за это заработную плату, привлечённые авторы — гонорар.

С другой стороны, иногда редакции СМИ используют фотографии, тексты и аудиовизуальный контент, который произведён не собственными штатными сотрудниками или привлечёнными авторами, а совсем другими людьми, абсолютно незнакомыми вам. Что делать в этом случаe? Можно или нельзя публиковать? Если можно, то как правильно публиковать?

Вокруг авторского права и медиа много мифов.

Миф № 1: новости — не объект авторского права. Не совсем так. Чаще всего законы содержат положение о том, что «сообщения о событиях и фактах, имеющие информационный характер, не относятся к объектам авторского права. Газетные статьи, как и рекламные объявления, телерадиопрограммы и фильмы — объекты авторского права.

Миф № 2: если указан копирайт, то претензии авторов или правообладателей по поводу незаконного использования незаконны. Указание копирайта не освобождает вас от получения согласия автора и(или) правообладателя на использование его произведения. Копирайт — это указатель для вас, кто автор или правообладатель, не более.

Миф № 3: указание источника заимствования (например, другой сайт) и ссылка на него спасает от претензий авторов и правообладателей. Нет, никогда.

Этого не достаточно для решения вопроса использования объектов авторского права.

Нужно искать автора или правообладателя и договариваться или быть уверенными в том, что вы используете авторское произведение без согласия и выплаты вознаграждения правомерно.

Миф № 4: некоммерческое использование авторского произведения спасает от претензий. Это не так.

Цель использования неважна по закону для определения того, есть нарушение авторских прав или нет в каждом конкретном случае.

Наказание последует вне зависимости от цели использования, поэтому на некоммерческое использование нельзя ссылаться как на основание для свободного и безопасного использования чужих произведений.

Миф № 5: в интернете если не всё, то почти всё свободно для использования.
Нет, огромное заблуждение. Другая разновидность этого мифа — всё, что публикуется в социальных сетях или в интернете, — общественное достояние, поэтому всё можно использовать свободно. Нет, нет и ещё раз нет.

Общественное достояние — это когда срок охраны авторского права истёк (он составляет 70 лет, как правило).

И ещё одна разновидность этого мифа: интернет — это место, открытое для свободного посещения, значит, можно свободно воспроизводить всё без согласия авторов и(или) правообладателей и выплаты вознаграждения.

У каждого текста или фотографии, видео есть автор. И чаще всего, когда речь идёт, например, об общедоступном тексте в блоге или на веб-сайте, вы можете использовать его только если:

  • предполагаемое использование предусмотрено общей лицензией, предоставленной через веб-сайт;
  • использование предусмотрено ограничениями или исключениями из авторского права; или
  • вами получено разрешение на предполагаемое использование.

Возвращаемся к нашим фотографиям. Обе фотографии — объекты авторского права, имеют авторов и продаются в фотобанках depositphotos и dreamstime. За использование этих фотографий необходимо заплатить через портал или другим способом получить согласие автора или правообладателя, обсудить возможность использования.

Несколько рекомендаций от Светланы Кузевановой для казахстанских медиа и журналистов:

  1. В трудовых договорах иди договорах на оказание услуг указывайте условия перехода авторских и смежных прав на тексты, фотографии или аудиовизуальный контент, который вы создаёте и распространяете.
  2. Пользуйтесь услугами фотобанков, делайте фотографии сами, привлекайте своих фотографов, не используйте фотографии, которые доступны через поисковые системы.
  3. СМИ уязвимы и как правообладатели, и как нарушители авторских прав. Не используйте контент, опубликованный в другом СМИ, без согласования с редакцией, всегда указывайте авторов текстов и фотографий.
  4. Все переговоры об использовании чужих фотографий, текстов и аудиовизуального и другого контента должны быть, по возможности, в письменной форме. Есть важная оговорка в законе РК «Об авторском и смежных правах»: авторский договор об использовании произведения в периодической печати может быть заключён в устной форме.
  5. Внимательно читайте политику использования материалов на сайтах и в социальных сетях. Публикация текста или фотографии в открытом аккаунте не означает возможность их републикации для всех и везде.
  6. Обращайте внимание на условия свободного использования авторских произведений, указанных в законе, — для цитирования, обучения и других целей.

Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора

Сми vs роскомнадзор. как сделать журналистский материал и не нарушить закон о персональных данных?

Законна ли перепечатка материалов сми со ссылкой на источник и указанием автора

Имена, фамилии, должности, фотографии – неотъемлемые элементы публикаций СМИ. Они же – персональные данные граждан, защищаемые законом. На публикацию каких личных сведений в СМИ обращает внимание Роскомнадзор, какие данные относятся к персональным, в каких случаях журналист может использовать их без разрешения, а в каких нет – рассказываем в Карточках АНРИ.

Карточки подготовлены по материалам вебинаров, проведенных юристами Михаилом Хохолковым и Светланой Кузевановой в рамках проекта Альянса независимых региональных издателей (АНРИ) с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Материал обновлен в 2021 году.

Персональные данные (ПД) − это любая информация, прямо или косвенно относящаяся к физическому лицу, с помощью которой он может быть идентифицирован.

Закрытого перечня таких данных не существует – к ним относят любые сведения, по которым можно идентифицировать человека: ФИО, паспортные данные, ИНН, СНИЛС, место работы и должность, сведения об образовании, имуществе и здоровье, cookie в браузере пользователя, семейное и социальное положение, а также изображение человека вкупе с другими данными. Для определения того, могут ли сведения идентифицировать человека важны скорее не сами данные, а их совокупность.

Редакции СМИ имеют дело с персональными данными, когда (1) распространяют сведения в журналистских материалах; (2) выступают операторами данных и занимаются их обработкой (например, данных своих сотрудников или подписчиков).

Здесь мы рассказываем о первом случае использования персональных данных.

С 2006 года в России действует закон «О персональных данных». Ответственность за нарушение законодательства о персональных данных закреплена в статье 13.11 Кодекса об административных правонарушениях.  Последние поправки в нее были внесены в 2021 году. Сейчас в статье выделено девять видов нарушений, а размер штрафов по отдельным составам увеличен до 18 млн рублей.

Контроль защиты ПД осуществляет Роскомнадзор, который имеет довольно широкие полномочия и может составлять протоколы об административных правонарушениях.

Ведомство самостоятельно определяет, являются ли распространяемые сведения персональными данными. В случае выявления нарушения РКН выносит редакции предупреждение.

После двух предупреждений в течение года Роскомнадзор имеет право обратиться в суд с иском о прекращении деятельности СМИ.

Абсолютно любые действия, совершаемые с персональными данными, называются их обработкой (сбор, хранение, распространение).

Закон закрепляет принципы обработки:

  • Законное и справедливое основание обработки ПД.

Подразумевается, что работать с данными можно либо с согласия субъекта ПД, либо без согласия – в случаях, предусмотренных законом.

  • Соответствие цели и объема данных.

Подразумевается, что содержание и объем публикуемых данных должны соответствовать цели публикации.

Например, если журналист готовит материал о пропавшем человеке, не нужно давать о нем избыточную информацию (скажем, об отношениях с родственниками).

В расследовании не всегда нужно публиковать сканы документов – часто достаточно упоминания о том, что документ имеется. Публикуемые личные данные должны «работать» на конкретные факты и отвечать общей идее материала.

Роскомнадзор в своей практике не относит к персональным данным ФИО или фото сами по себе, поэтому их можно публиковать без получения разрешения (при соблюдении требований ст. 152.2. Гражданского кодекса РФ). А вот фото вкупе с именем и/или должностью уже считаются персональными данными.

Требование удалять данные после того, как достигнута «цель обработки» трудно применимо к журналистике. Но иногда применимо: если речь идет, например, о распространении ориентировок о розыске несовершеннолетнего. После того, как ребенок нашелся, онлайн-медиа следует удалить с сайта информацию, содержащую персональные данные.

Читайте также:  Статья 153.2 ГПК РФ. Порядок и сроки проведения примирительной процедуры

Понятно, что получить у героя публикации согласие на публикацию ПД невозможно, если статья носит разоблачительный характер.

В законе есть оговорки, позволяющие публиковать данные без согласия человека:

  1. При распространении общественно-значимой информации.
  2. При осуществлении профессиональной деятельности журналиста.
  3. Если персональные данные общедоступны (картотеки судебных дел, государственные реестры).
  4. Если персональные данные содержатся в документах, подлежащих обязательному опубликованию в соответствии с федеральным законом: например, декларации чиновников о доходах.

Это — неполный перечень. Все исключения можно посмотреть в статье 6 Закона «О персональных данных».

Однако в законе указано, что перечисленные случаи не должны нарушать «права и свободы субъекта персональных данных». Из-за отсутствия четкого определения, какие права и свободы можно нарушить, Роскомнадзор очень широко трактует данную оговорку.

Закон допускает обработку ПД без согласия субъекта ПД для достижения общественно значимых целей (п. 7 ст. 6 152-ФЗ «О персональных данных»). Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 г.

№16 «О практике применения судами закона «О СМИ» относит к общественным интересам не любой интерес, а потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

Роскомнадзор самостоятельно не определяет наличие или отсутствие в публикации общественно значимых целей, поэтому журналисту стоит позаботиться о собственном обосновании общественного интереса и корреляции с этим интересом публикуемых личных данных, взятых, например, из Instagram конкретного чиновника.

Согласие на обработку ПД может быть получено в письменной либо иной форме, позволяющей подтвердить факт его получения. Такие формы согласия, как электронные письма, переписка в мессенджере, видео, аудиозапись, допустимы, но ненадежны.

Закон «О персональных данных» устанавливает случаи, когда письменное согласие является обязательным:

  • создание общедоступных источников информации (справочников, адресных книг и т.д.);
  • использование специальных категорий данных (раса, национальность, политические взгляды, религиозные или философские убеждения, состояние здоровья, интимная жизнь);
  • использование биометрических данных (фото- и видеоизображения, отпечатки пальцев, ДНК);
  • трансграничная передача ПД в некоторые страны (те, которые не обеспечивают «адекватную» защиту персональных данных, по мнению Роскомнадзора);
  • если обработка данных порождает юридические последствия.

Требования к письменной форме согласия установлена законом и должна обязательно содержать (ч. 4 ст.

9 ФЗ «О персональных данных): ФИО, адрес субъекта или его представителя, данные паспорта; наименование или ФИО и адрес оператора, получающего согласие субъекта ПД; цель обработки ПД; перечень ПД, на обработку которых соглашается человек; наименование или ФИО, адрес третьего лица, которому передают ПД; перечень действий с ПД, на совершение которых дается согласие; срок, в течение которого действует согласие, а также способ его отзыва; подпись субъекта ПД.

Кроме того, отдельное специально согласие, содержание которого утверждено Роскомнадзором, требуется при распространении персональных данных, разрешенных субъектом персональных данных для распространения.

Дополнительное согласие нужно брать только в том случае, если вы распространяете собранные персональные данные для неопределенного круга лиц.

Например, если на вашем сайте есть раздел «Сотрудники» или создаются профайлы блогеров, экспертов или пользователей.

Среди персональных данных выделяют «чувствительные» категории – специальные данные и биометрические данные. Для них предусмотрен еще более строгий порядок обработки.

Специальные ПД – это указание на расу, национальность, политические взгляды, религиозные и философские убеждения, состояние здоровья, интимную жизнь, судимость. Обработка таких сведений допускается только при наличии письменного согласия человека – кроме случаев, когда «чувствительные» данные общедоступны, и случаев, предусмотренных трудовым, пенсионным или страховым законодательством.

Биометрические ПД – это сведения, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, с помощью которых можно установить его личность. Роскомнадзор к таким данным относит отпечатки пальцев, радужную оболочку глаза, анализы ДНК, рост, вес, а также фото и видеоизображение человека.

Фотография сама по себе не является ПД, однако если рядом с ней есть указание на имя и фамилию и/или должность, и вкупе эти сведения позволяют идентифицировать человека, то фото в данном случае будет «биометрическим ПД».

Кроме того, публикуя портретное фото, журналисту нужно помнить о праве на изображение. Об этом мы писали в серии Карточек об авторском праве.

Журналисты много работают с государственными общедоступными реестрами: картотеками судебных решений, ЕГРЮЛ, декларациями чиновников и т.п., часто совмещая в одной публикации сведения из разных источников.

Тут нужно помнить о возможных рисках – пока, к счастью, теоретических. В п. 3 ст.

5 ФЗ «О персональных данных» говорится, что «не допускается объединение баз данных, содержащих ПД, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой».

Непонятно, насколько такая позиция может быть применима к профессиональной деятельности журналиста, чья прямая обязанность – использовать разные источники при поиске информации на общественно значимую тему.

При публикации информации о детях, их фотографий всегда необходимо письменное согласие родителей (опекуна).

Писать о детях-жертвах преступлений нужно особенно осторожно. Согласно ст.

4 закона «О СМИ», запрещается публиковать в СМИ и Интернете информацию о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), включая ФИО, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения, аудиозапись голоса, место жительства или место временного пребывания, место учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность несовершеннолетнего.

https://www.youtube.com/watch?v=hrQxvsSZKxo\u0026list=PLzkla06X6MHaxWFHC67BgbM719iZHXAkA

Исключения составляют случаи, когда распространение такой информации происходит в целях нужно для защиты прав и интересов несовершеннолетнего. Условия использования ПД в такой ситуации указаны в ст. 41 закона «О СМИ» — их можно распространять только с письменного согласия родителя (опекуна) ребенка.

Если несовершеннолетнему исполнилось 14 лет, нужно получить два согласия: подростка и его родителей (опекуна). Если получить согласие невозможно, либо если законный представитель является подозреваемым или обвиняемым в совершении противоправных действий, допустимо использовать данные без согласия.

Те же условия действуют в ситуации, когда речь идет о несовершеннолетнем, совершившим преступление (административное правонарушение или антиобщественное действие) либо подозреваемым в его совершении.

Публикации о детях-жертвах сексуальных преступлений допускаются только в целях расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних. И только в объеме, необходимом для достижения указанных целей (ст. 41 закона «О СМИ»).

Публиковать такую информацию нужно в том объеме, в каком ее предоставляют правоохранительные органы. Не нужно публиковать избыточную информацию, например, писать о жизни ребенка с родителями или отношениях с одноклассниками.

Кроме того, распространять эту информацию можно лишь в период проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Как только ребенок найден, следует ограничиться информацией, что «пропавший мальчик нашелся», и удалить информацию о розыске с сайта и из соцсетей.

Постарайтесь сохранять скриншоты ориентировок и писем правоохранительных органов – они страхуют СМИ от возможных претензий.

СМИ могут публиковать данные о подозреваемом или обвиняемом в преступлении (имя, фамилия, возраст, место преступления) в том объеме, в котором ее предоставляют официальные источники – следственные органы, прокуратура или МВД.  Не забывайте про скриншоты пресс-релизов, поскольку правоохранительные органы часто меняют или удаляют ранее распространенную информацию.

Редакция СМИ не несет ответственности за распространение ПД из официальных сообщений госорганов, информационных агентств, официальных ответах на журналистский запрос, материалах пресс-служб, правоохранительных органов и других организаций, интервью и публичных выступлений должностных лиц, а также если сведения являются дословным воспроизведением информации из другого СМИ.

Однако всегда следует проводить «тест на избыточность» распространяемых персональных данных и соответствие их целям публикации.

Итого, журналисту необходимо заручиться согласием субъекта данных либо соблюсти одно из четырех условий свободного использования ПД:

  • распространение общественно-значимой информации,
  • осуществление законной профессиональной деятельности журналиста,
  • использование данных, обязательных к раскрытию.

Причем эти условия не должны нарушать «права и свободы субъекта персональных данных». Каждую публикацию нужно проверять на «избыточность», то есть следить, чтобы содержание и объем персональных данных соответствовали цели материала.

Авторские права: как не нарушить их

Изображения, тексты, программы — это объекты авторских прав, или интеллектуальная собственность. Вот список объектов, которые считаются интеллектуальной собственностью по ст. 1225 ГК РФ:

  • текст;
  • фото;
  • дизайн;
  • рисунок;
  • песня и её исполнение;
  • фильм;
  • видеоролик;
  • подкаст, передача;
  • программа, база данных;
  • товарный знак: название, логотип, слоган;
  • персонаж книги, мультфильма, кино;
  • изобретения и секреты производства.
Читайте также:  Государственная регистрация отчета об итогах выпуска дополнительного выпуска ценных бумаг

У каждого объекта есть автор — тот, кто его создал. Он же правообладатель интеллектуальной собственности. Когда автор продаёт произведение, правообладателем становится тот, кто купил его у автора. Программист написал код — он автор и правообладатель. Фирма купила его для бизнеса — теперь она правообладатель.

Как и обычные вещи, интеллектуальную собственность нельзя брать без согласия правообладателя. Нельзя производить ткань с рисунком из книги, постить фото из блога конкурента, заливать на сайт чужие тексты. Это называется исключительным правом — ст. 1229 ГК РФ.

Важно знать, что если контент открыто выложен в интернете, это ещё не значит, что его можно копировать.

Есть миф, что авторские права защищают только специальные символы, подпись автора и угрожающие надписи наподобие «информация на сайте не подлежит распространению». Это не так. Отсутствие запрета не считается разрешением — ст.

1229 ГК РФ. А правообладатель легко докажет авторство, например, свидетельством о депонировании произведения, и взыщет с вас деньги.

  • Статья: Как защитить авторские права: 9 способов
  • Если правообладатель контента не обнаружил кражу и не подал в суд на компенсацию — это всего лишь вопрос времени и везения.

????

Новым ИП — год Эльбы в подарок

Год онлайн-бухгалтерии на тарифе Премиум для ИП младше 3 месяцев

Попробовать бесплатно

Что будет за нарушение авторских прав

Если совсем коротко, то предпринимателю запретят пользоваться контентом и заставят заплатить компенсацию. Например, попросят убрать из магазина товар с чужим логотипом и заплатить правообладателю 200 000 рублей. При этом не возместят деньги за закупку и упущенную прибыль. А за кражу товарного знака дополнительно оштрафуют в пользу государства.

Статья: Как получить компенсацию за нарушение авторских прав

Теперь подробно. 

Гражданская ответственность: заплатить правообладателю

По иску правообладателя суд заставит предпринимателя сделать следующее по ст. 1252 ГК РФ:

— Прекратить использование. Удалить чужие фото товара с сайта, перестать пользоваться программой без лицензии.

— Проставить автора и ссылку на источник. Если перепечатали или процитировали, но выглядит как будто это своё.

— Уничтожить контрафактный товар за свои деньги. Например, игрушки в виде персонажей мультфильма, которые продаются без договора с владельцем товарного знака.

— Заплатить убытки или компенсацию в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей. Как вариант — в двукратном размере стоимости лицензионной программы — ст. 1301, ст. 1311, ст. 1515 ГК РФ.

— Опубликовать решение суда о нарушении авторского права. 

До рассмотрения спора суд может заблокировать спорные материалы на сайте по ст. 1302 ГК РФ. Например, обучающий канал, где выложены чужие видеоуроки. Работать через такой ресурс во время блокировки не получится несколько месяцев.

Административная ответственность: штраф государству

За чужой товарный знак нарушителей штрафуют по ст. 14.10 КоАП РФ. Штраф за копирование для граждан — от 5 000 до 10 000 рублей, для организаций — от 50 000 до 200 000 рублей. Штраф за продажу товаров с чужим товарным знаком для граждан — в размере двукратной стоимости товара, для организаций — в размере пятикратной стоимости. И это не считая компенсации для владельца товарного знака.

Уголовная ответственность: наказание от государства за кражу товарного знака и плагиат

Если владелец логотипа потерял из-за вас больше 250 000 рублей, это уже уголовная ответственность по ст. 180 УК РФ. Наказание — от штрафа в 100 000 рублей до лишения свободы на два года.

За присвоение авторства и торговлю контрафактом тоже дают судимость, когда правообладатель упустил прибыль больше 100 000 рублей. Наказание  примерно как за предыдущее преступление — от штрафа до тюрьмы по ст. 146 УК РФ.

Как не нарушить авторские права

Чтобы не попасть на компенсацию и не потратиться на муторные суды, нужно следовать простому правилу: всегда брать контент с разрешения правообладателя. Для коммерческого использования рекомендации примерно такие.

Заключать с правообладателями договоры 

Для законного использования интеллектуальной собственности с правообладателем заключают платные договоры на передачу исключительных прав. 

Когда объект забирают навсегда, оформляют договор на отчуждение исключительного права — ст. 1234 ГК РФ. Такой договор можно заключить с фотографом или иллюстратором, если покупаете готовый контент для сайтов или буклетов. Тогда фото и рисунки станут уже вашей собственностью. Если захотите, сами сможете продать их на другой сайт. Единственное — всегда надо указывать автора.

Во временное пользование объект берут по лицензионному договору — ст. 1235 ГК РФ. Это чем-то похоже на аренду. Лицензии оформляют на программы, музыку, видео. Обычно лицензионные соглашения публикуют на сайте, откуда скачивают контент. Например, вот так выглядит договор на использование сервиса Эльба.

Иногда за лицензию не надо платить, например, в фотостоках.

Контент на заказ делают по договору авторского заказа или договору подряда — ст. 1288, 1296 ГК РФ. Авторский заказ оформляют с физлицом, подряд — с фирмой.

При оформлении договора на контент проследите, чтобы исключительное право на объект переходило к заказчику, а не передавалось по лицензии.

Иначе рискуете через пару лет увидеть свой фирменный стиль у другого сайта. Потому что срок лицензии истёк.

Для фоновой музыки в баре, парикмахерской и магазине тоже покупают лицензию. Как безопасно включать музыку в помещении для клиентов — тема отдельного большого разбора. В общих чертах дела обстоят так.

У каждой песни есть исполнитель, автор текста и композитор. Сама песня — интеллектуальная собственность, и включать её в коммерческом заведении для посетителей можно только с разрешения правообладателя.

Чаще всего авторы песен передают права специальной организации — Российскому авторскому обществу (РАО). Такая организация становится правообладателем и от имени музыкантов проверяет заведения, где играет музыка.

А после проверки предлагает заключить лицензионное соглашение и платить ежемесячные авторские вознаграждения, а за уже проигранное — заплатить компенсацию.

Один предприниматель заплатил РАО по решению суда 160 000 рублей за музыку в кафе без лицензии — дело № А32-27234/2018. Так что это не просто юридический миф.

Поэтому лучше купить лицензию у правообладателя, платить каждый месяц и не дожидаться иска. Как вариант, брать музыку с открытой лицензией или из общественного достояния — об этом ниже.

Соблюдать правила цитирования

Цитирование — когда берут часть объекта в неизменном виде. Упоминаете отрывок чужого текста в посте группы в Фейсбуке — это цитирование. 

Чтобы взять отрывок, не надо получать разрешение правообладателя и платить деньги. Это считается свободным использованием произведения по ст. 1274 ГК РФ. Цитировать можно не только текст, но и любой объект интеллектуальной собственности. То есть фото и видео тоже. Так пояснил Пленум ВС в п. 98 Постановления № 10 от 23.04.2019 г. 

Для законного цитирования надо соблюдать четыре правила. Они изложены в п. 1 ч. 1 ст. 1274 ГК РФ и конкретизированы в Определении ВС № 305-ЭС16-18302.

  1. Цель цитирования — информационная, научная, образовательная или культурная.  
  2. Обязательно указать автора.
  3. Брать можно опубликованный (обнародованный) объект, на источник заимствования надо поставить ссылку.
  4. Отрывок берут в объёме, оправданном целью цитирования.

Пример цитирования, за которое не наказали.

Федеральный телеканал снял документальный фильм о влиянии на здоровье пальмового масла. В фильм взяли фрагмент другого фильма о процессе создания заменителей молочного жира. Автор не давал согласие на использование своего произведения. Поэтому пошёл в суд за компенсацией и вырезкой фрагментов. Суд он проиграл, потому что телеканал не нарушил требования к цитированию. 

В фильме говорят о проблемах продуктов питания в жанре журналистского расследования, значит цель цитирования — информационная. Фильм истца опубликован на Ютубе, то есть обнародован. Автор указан. У фильмов одна тематика — про заменители молочного жира. Спорный фильм длится 15 минут, кадры из чужого взяты на 14 и 49 секунд. Объём оправдан и ничего не нарушено — дело № А40-32542/2018.

При цитировании важно не удалять знак копирайта © и подпись автора. Даже если перепечатали правильно, за удаление водяных знаков нарушитель платит компенсацию по ст. 1300 ГК РФ.

Брать контент с открытой лицензией

Открытая лицензия (Creative Commons) — когда правообладатель разрешил скачивать произведение из открытого доступа бесплатно на определенных условиях — ст. 1286.1 ГК РФ. Лицензии Creative Commons — легальный способ использования чужого контента. Для коммерческого использования рядом с произведениям должна стоять отметка CC Attribution или Free for commercial use.

Например, фото ищут в расширенном поиске Гугла или на сайтах типа Flickr и Unsplash. Для музыки есть бесплатные ресурсы наподобие Free Music Archive.

Брать произведения из общественного достояния

Когда закон перестаёт защищать авторские права, интеллектуальная собственность переходит в общественное достояние. Ищите такие произведения с пометкой Public domain. Это значит произведение можно использовать бесплатно и без чьего-либо разрешения, но с указанием автора — ст. 1282 ГК РФ.

По общему правилу защита произведения заканчивается через 70 лет после 1 января следующего года после смерти автора. В некоторых случаях срок считается немного иначе. Например, для авторов, которые работали в период ВОВ, срок составляет 74 года. То есть совсем старые фото, песни, тексты, картины и фильмы находятся в общественном достоянии, за них не платят. 

Быть осторожным с узнаваемыми брендами

Известные изображения, слоганы и персонажи с большой вероятностью зарегистрированы как товарные знаки. За бездоговорное использование нарушитель платит компенсацию, даже если сам не виноват. Это касается и российских, и иностранных брендов. 

Например, владелец британского товарного знака «Свинка Пеппа» отсудил у предпринимателя 140 000 рублей за бездоговорное использование этого персонажа. Хотя предприниматель просто продавала в отделе торгового центра игрушки в виде героев мультфильма, которые где-то закупила — дело № А09-5684/2018. 

Поэтому проверяйте, нет ли в товаре и рекламе узнаваемых изображений.

А если уже ваши логотип и название стали популярны, зарегистрируйте свой товарный знак, пока его не украли конкуренты. Иначе даже тут станете нарушителем.

Статья актуальна на  06.01.2022

Кс подтвердил, что сми вправе публиковать информацию о публичной персоне без ее согласия

Конституционный Суд опубликовал Определение № 274-О от 12 февраля 2019 г., в котором разобрался, может ли СМИ без согласия героя статьи публиковать данные о нем.

АО «Ньюс Медиа» напечатало две статьи, используя фотографии актера Сергея Безрукова, на публикацию которых тот согласия не давал. Он обратился в Савеловский районный суд г.

Москвы с иском о защите права на неприкосновенность частной жизни, защите права на охрану изображения гражданина и взыскании компенсации морального вреда, причиненного вмешательством в частную жизнь, распространением сведений о его частной жизни, а также нарушением права на охрану изображения. Исковые требования были частично удовлетворены: суд взыскал с ответчика компенсацию морального вреда.

Принимая такое решение, суд исходил из положений п. 1 ст. 152.1 ГК и учитывал, что опубликованные фотографии были сделаны скрытой камерой, изображения были получены не во время проведения публичного мероприятия, истец в объектив фотоаппарата не смотрел и не позировал.

В то же время, отказывая в удовлетворении остальной части заявленных исковых требований, руководствуясь п. 1 ст. 152.

Читайте также:  Как расторгнуть договор социального найма

2 ГК, суд указал, что Сергей Безруков, будучи актером театра и кино, народным артистом России, является публичной фигурой, поэтому размещенная информация о его частной жизни представляла публичный интерес и при этом не содержала негативных сведений в отношении него, а также информации об интимных аспектах личной жизни.

В то же время аналогичный иск был подан к АО «Издательский дом “Комсомольская правда”», гражданке В., а также к ЗАО «Издательство “СЕМЬ ДНЕЙ”». Отказывая в удовлетворении заявленных требований на основании п.1 ст. 152.1 и п. 1 152.

2 ГК, суд первой инстанции помимо прочего отметил, что опубликованные сведения уже были широко распространены и, таким образом, являлись общеизвестными.

Он указал, что фотографии, на которых Сергей Безруков позировал фотографу, были сделаны во время проведения публичного мероприятия, а также в ходе его фотосессий, что могло свидетельствовать о наличии волеизъявления истца не только на фотосъемку, но и на дальнейшее обнародование и использование этих изображений в СМИ.

Апелляция оставила оба решения в силе, определениями судей Мосгорсуда и ВС в передаче жалоб в кассационный суд было отказано. Председатель Верховного Суда поддержал позицию нижестоящих инстанций.

Сергей Безруков обратился в КС. В жалобе он указал, что п. 1 ст. 152.

2 ГК РФ не соответствует Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, он допускает сбор, хранение, распространение и иное использование информации о частной жизни гражданина (в том числе находящегося в силу своей профессии, рода занятий и (или) иных обстоятельств в центре общественного внимания) без его согласия средствами массовой информации и иными лицами на том основании, что к такому гражданину и к любой информации о нем имеется публичный интерес, а также что данная информация на момент ее распространения является общедоступной.

Конституционный Суд в своем определении об отказе в принятии жалобы к рассмотрению неоднократно сослался на практику ЕСПЧ.

Так, он указал, что публикации, направленные исключительно на удовлетворение любопытства определенного круга читателей относительно подробностей личной жизни лица, каким бы известным оно ни было, как правило, не могут считаться вкладом в дискуссию, представляющую общественный интерес, затрагивающий благополучие граждан или противоречия по поводу важного социального вопроса («Кудерк и «Ашетт Филипакки Ассосье» против Франции»). Суд отметил, что общественно значимые вопросы не могут включать в себя ни ожидания публики, интересующейся деталями частной жизни других лиц, ни любовь читателей к сенсациям или даже вуайеризму. Публика не имеет правомерного интереса знать о некоторых интимных аспектах жизни лица, в том числе известной эстрадной певицы («Рубио Досамантес против Испании»).

КС также сослался на разъяснения, указанные в п. 25 Постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г.

№ 16, в котором тот отметил, что к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

Судам необходимо проводить разграничение между сообщением о фактах, способным оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, и сообщением подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае СМИ выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют.

Кроме того, Суд отметил, что применительно к п. 1 ст. 152.1 ГК в Постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 указано, что допустимо в силу подп. 1 п. 1 ст. 152.

1 ГК РФ обнародование и использование изображения гражданина без его согласия, когда имеет место публичный интерес, в частности если такой гражданин является публичной фигурой, а обнародование и использование изображения осуществляется в связи с политической или общественной дискуссией или интерес к данному лицу является общественно значимым. Вместе с тем согласие необходимо, если единственной целью обнародования и использования изображения лица является удовлетворение обывательского интереса к его частной жизни либо извлечение прибыли. Из этого следует, что названные условия обнародования и использования изображения гражданина являются кумулятивными, то есть должны соблюдаться в совокупности, – иными словами, самого по себе отнесения лица к числу публичных фигур не достаточно для применения указанного законоположения.

Суд отметил, что приведенная правовая позиция, учитывая аналогичные юридические конструкции п. 1 ст. 152.1 и п. 1 ст. 152.2 ГК и имея в виду, что Конституция в ст.

23 и 24 не делает различий между способами распространения информации о частной жизни лица, применима в случае опубликования не только изображений лица, но и информации о его частной жизни в средствах массовой информации без его на то согласия.

Кроме того, КС указал, что согласно положениям ст.

57 Закона о СМИ редакция, главный редактор и журналист не несут ответственности за распространение сведений, в том числе ущемляющих права и законные интересы граждан, если они являются дословным воспроизведением сообщений и материалов или их фрагментов, распространенных другим СМИ, которое может быть установлено и привлечено к ответственности за нарушение законодательства о СМИ.

КС подчеркнул, что Сергей Безруков не воспользовался способом защиты своих прав, предусмотренных ч. 1 ст.

103 Закона об информации, хотя он не был лишен возможности потребовать прекратить показывать ссылку на страницу сайта, на котором с нарушением законодательства России распространяется информация, являющаяся недостоверной, а также неактуальной, утратившей значение для гражданина в силу последующих событий или его действий.

Суд отметил, что с приведенной позицией согласуется подход, которого придерживался и ЕСПЧ в Постановлении от 19 октября 2017 г. по делу «Фуксманн против Германии», не усмотревший нарушения ст. 8 Конвенции, отметивший в том числе, что заявитель не предпринял попытки добиться исключения ссылок на спорную статью в Интернете из результатов поиска.

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров отметил, что оценивает определение КС положительно, поскольку Суд в целом защитил конституционное право на поиск и свободу распространения информации и недопустимость создания необоснованных барьеров к получению информации, представляющей общественный интерес.

Адвокат указал, что практика выявления баланса между общественным интересом в доступе к информации и защитой частной жизни граждан на уровне ЕСПЧ формируется уже несколько десятилетий.

«В то же время для России данный вопрос является сравнительно новым.

Полагаю, что КС поступил справедливо, сославшись на практику ЕСПЧ в таком универсальном вопросе, и не стал заново “изобретать велосипед”», – заключил Сергей Егоров.

О недопустимости публикации сведений о частной жизниПолучение согласия необходимо, даже если информация касается публичного лица

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов указал, что КС фактически обобщил позиции, уже изложенные в практике ЕСПЧ по «журналистским» делам, а также в постановлениях Пленума ВС, относимых к поднятым в жалобе вопросам. «У ЕСПЧ наработан большой массив практики по ст. 10 Конвенции, и хорошо, что КС, невзирая на сомнительные реплики с политических трибун, продолжает – хотя и не всегда – использовать европейские подходы. Правда, сам КС ничего принципиально нового в определении не сказал. Вместе с тем такое “обобщающее” определение все равно полезно: оно может использоваться и адвокатами для мотивировки состязательных бумаг, и поможет тем судьям, которые пока еще не овладели в достаточной мере практикой ЕСПЧ, необходимой для правильного рассмотрения дела о защите чести и достоинства, а также напомнит журналистам о границах защищенности от претензий героев их публикаций», – посчитал Максим Никонов.

С представителем Сергея Безрукова оперативно связаться не удалось.

Обновление: Представитель заявителя по указанной жалобе Александра Николаева отдельно прокомментировала определение в разделе «Мнения».