Статья 6. Принцип справедливости

1. В случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

2. При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Комментарий к Ст. 6 ГК РФ

1. Аналогия закона — специфический способ правоприменения, обусловленный отсутствием источника гражданского законодательства, непосредственно регулирующего определенные гражданско-правовые отношения, и заключающийся в применении для разрешения гражданско-правового спора источника, регулирующего сходные отношения.

Рассматривая гражданско-правовой спор, суд после квалификации данного конкретного казуса, т.е. выявления природы отношений его участников, его относимости к сфере действия гражданского закона, призван подобрать, при необходимости истолковать и, наконец, применить ту или иную норму права.

Несмотря на огромный объем действующего сегодня гражданского законодательства — Гражданского кодекса, специальных федеральных законов, подзаконных федеральных нормативных актов, — регулируемые им общественные отношения еще более объемны и многообразны. Это становится особенно очевидно с учетом положений ст. ст.

8 и 421 ГК РФ, в соответствии с которыми основания возникновения гражданских правоотношений, в том числе договорных, чрезвычайно вариативны.

Предусмотреть все без исключения возможные варианты и детали развития гражданско-правовых отношений в конкретных нормах права — задача практически невыполнимая.

Поэтому законодатель формулирует статьи ГК РФ с большей или меньшей долей абстракции, позволяющей применять их к группам правоотношений, развивающихся в рамках определенной правовой модели.

Такой подход характерен для континентальной правовой системы в отличие от англо-американской школы общего права, где роль норм закона выполняют тысячи судебных прецедентов, ориентированных на частные казусы.

При этом предполагается, что в некоторых ситуациях применение нормы ГК РФ к конкретному гражданско-правовому казусу может потребовать ее толкования судом, в том числе расширительного толкования, когда действие правовой нормы распространяется на ситуации, не предусмотренные напрямую в ее тексте, но тяготеющие к той модели гражданских правоотношений, которая регулируется нормой или группой норм.

В том случае, когда даже расширительное толкование не позволяет распространить действие нормы на разбираемый случай и при этом (если речь идет о предпринимательских отношениях) отсутствует обычай делового оборота, применимый к подобным ситуациям (см.

комментарий к ст. 5 ГК РФ), суд наделен правом применить к казусу закон, регулирующий сходные отношения. В каком-то смысле можно сказать, что такое применение закона может рассматриваться как некий «радикальный» вариант его расширительного толкования.

Применение судом в конкретном случае закона по аналогии не способно приобрести прецедентного значения, однако может учитываться другими судами в процессе разрешения аналогичных или схожих казусов.

Обобщенная практика применения закона по аналогии в случае ее актуальности может свидетельствовать о существовании серьезного пробела в законодательстве и быть использована законодателем для корректировки или дополнения закона.

Таким образом, применение аналогии закона возможно в случае (а) относимости регулируемого правоотношения к предмету и методу гражданского права, (б) отсутствия возможности урегулирования его действующими нормами закона даже при их расширительном толковании и (в) наличия закона, регулирующего сходные гражданские правоотношения.

2. В тех случаях, когда при наличии двух первых из названных условий применимости аналогии закона отсутствует закон, регулирующий даже сходные правоотношения, законодатель допускает применение аналогии права.

Аналогия права — специфический способ правоприменения, обусловленный отсутствием источника гражданского законодательства, как непосредственно регулирующего определенные гражданско-правовые отношения, так и регулирующего сходные отношения, и заключающийся в разрешении гражданско-правового спора на основании общих начал (принципов) гражданского законодательства.

Наряду с перечисленными в статье 1 ГК РФ общими началами в комментируемой статье законодатель впервые упоминает о добросовестности, разумности и справедливости участников гражданских правоотношений как о конституирующих гражданский оборот институтах.

Добросовестность и разумность выступают в качестве универсальных правил осуществления субъективных гражданских прав, они ожидаются в любых действиях участников гражданского оборота и презюмируются.

Что касается справедливости, то она является неизменной доминантой гражданского права как такового с учетом его глобальной цели — сбалансировать наиболее приемлемым образом разнонаправленные и подчас противоречивые интересы различных индивидов, а также интересы частных лиц и государственно-общественные интересы.

Из текста п. 2 ст. 6 ГК РФ следует, что законодатель приравнивает требования добросовестности, разумности и справедливости к общим началам и смыслу гражданского законодательства, что, по сути, означает ожидание правопорядком проявления этих качеств каждым субъектом любого гражданского правоотношения.

Разработчики Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, подготовленной во исполнение Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г.

N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» и одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г.

, отметили отсутствие в ГК РФ общего принципа добросовестности в качестве недостатка, нуждающегося в устранении. Отдельные упоминания добросовестности как требования к поведению участников гражданского оборота они полагают недостаточными для эффективного правового регулирования.

В Концепции отмечается, что принцип добросовестности должен распространяться на действия (поведение) участников оборота при (а) установлении прав и обязанностей (ведение переговоров о заключении договоров и т.д.); (б) приобретении прав и обязанностей; (в) осуществлении прав и исполнении обязанностей; (г) защите прав. Оценка содержания прав и обязанностей сторон также должна подчиняться принципу добросовестности.

Разработчики Концепции также предлагают сформулировать в ГК РФ полноценные правила о приобретении права собственности добросовестным приобретателем.

3. Близость категорий добросовестности, разумности и справедливости (особенно последней) к морально-нравственным нормам не означает их идентичности последним. Хотя они и имеют, подобно моральным нормам, этическую составляющую, но при этом снабжены в отличие от последних вполне конкретным прагматичным содержанием, чрезвычайно важным для устойчивости гражданского оборота.

Есть определенные оттенки отличия в ожиданиях общества и правопорядка от каждой из названных характеристик.

Добросовестность можно охарактеризовать как стремление участника гражданского оборота максимально исключать возможность нарушения его поведением субъективных прав и законных интересов других лиц, осуществлять свои права в строгом соответствии с их объемом и назначением. Добросовестность предписывается участникам оборота и предполагается, пока не доказано обратное.

Разумность — стремление участника гражданского оборота при осуществлении принадлежащих ему прав и исполнении лежащих на нем обязанностей соизмерять свое поведение со здравым смыслом, общими представлениями об осторожности и предусмотрительности и с экономической целесообразностью, правами и охраняемыми законом интересами других субъектов.

Справедливость — стремление участника гражданского оборота при осуществлении принадлежащих ему прав и исполнении лежащих на нем обязанностей учитывать интересы других лиц и общественные интересы, нормы морали и нравственности (что выражается, в частности, в отказе от злоупотребления правом), соблюдать равенство в положении участников оборота.

4.

В отдельных случаях (например, в случае приобретения имущества у неуправомоченного отчуждателя, изготовления вещи из чужого материала, исполнения обязательства в срок, не определенный договором) законодатель ставит в зависимость от разумности и добросовестности действий субъекта защиту его гражданских прав (см. комментарий к ст. ст. 220, 302, 314 ГК). В таких случаях разумность и добросовестность в действиях лица презюмируются (п. 3 ст. 10 ГК).

То, что для подавляющего большинства ситуаций закон не указывает в качестве обязательного условия наступления юридически значимых последствий добросовестность участников отношений, не означает, что таковая в них не требуется или отсутствует.

Например, надлежащее исполнение условий договора аренды или страхования, так же как и воздержание от нарушений чужого владения, являются примерами добросовестного поведения и признаками стремления индивидов к подчинению регулятивным нормам права и нежелания испытывать действие охранительных норм.

Выделение законодателем небольшой группы ситуаций, в которых добросовестность поведения одного из субъектов выступает в качестве правообразующего фактора (в частности, добросовестность приобретателя, к которому предъявлен виндикационный иск, давностного владельца, спецификатора), обусловлено неоднозначностью обстоятельств, в которых действует такой субъект, а также перспективой нарушения этими действиями чужих прав. Образно говоря, между полями правомерности и противоправности поведения расположена узкая «нейтральная полоса», в пределах которой действия субъекта могут повлечь нарушение чьего-либо права, но в зависимости от их характера — недобросовестного или добросовестного — либо будут противоправными, либо нет. Разумеется, само по себе добросовестное поведение может нарушать чье-либо право лишь опосредованно, продолжая противоправные действия другого лица, как, например, происходит при добросовестном возмездном приобретении присвоенной вещи. В последнем случае юридические последствия определяются законом с учетом комплексного сравнения интересов и предшествовавшего поведения участников ситуации. Так, добросовестность возмездного приобретателя «перевешивает» интересы собственника, доверившего свою вещь недостойному контрагенту; добросовестность спецификатора — интересы собственника материалов, хранившего их ненадлежащим образом; добросовестность давностного владельца — интересы собственника или титульного владельца, допустившего приобретение вещью режима бесхозяйной.

Читайте также:  Право проживания не зарегистрированных на жилплощади родственников

Добросовестность поведения субъекта гражданского права, таким образом, можно дополнительно определить как стремление субъекта подчинять социальные связи, участником которых он является, действию регулятивных норм гражданского права и максимально исключать возможность нарушения его поведением субъективных прав и законных интересов других участников оборота, в том числе в обстоятельствах, в силу своей неоднозначности содержащих в себе потенциальную опасность такого нарушения. Добросовестность приобретения и осуществления давностного владения бесхозяйным имуществом заключается в убежденности владельца в отсутствии у кого-либо прав на объект владения, положение которого в хозяйственном пространстве не дает оснований предполагать его принадлежность к чьей-либо хозяйственной сфере. Действия, изначально и последовательно беззаконные, исключающие подчинение совершающего их какому-либо положительному императиву, не могут вызвать со стороны правопорядка ничего иного, кроме санкции, налагаемой на правонарушителя в рамках возникшего уголовного, административного либо гражданского деликтного правоотношения. Абстрактная возможность подчинения такой социальной связи действию правовых норм останется нереализованной. Таким образом, склонность индивида к распространению на социальные связи, в которые он вступает, нормы позитивного права при достаточной ее значимости влечет его подчиненность правопорядку, а отсутствие ее, свободный выбор в пользу беззакония исключают одобрение его деятельности публичной властью и создают возможность для применения к нему карательной меры силой государства.

5. Предложение разработчиков Концепции развития гражданского законодательства РФ о сообщении добросовестности статуса универсального отраслевого принципа заслуживает поддержки.

Это соответствовало бы мировому опыту гражданско-правового регулирования, а главное — констатировало бы de jure доминирование данного института, и так имеющее место в гражданском законодательстве России.

Кроме того, такое решение способствовало бы скорейшей детальной разработке института добросовестности в судебной практике, что в силу ряда причин немаловажно.

Недостаточно ясное и конкретное (в необходимых случаях — вплоть до казуистичности) формулирование понятия добросовестности поведения участников гражданского оборота наносит существенный вред регулированию гражданских правоотношений.

Это выражается, в частности, в противоречивости, нестабильности и недостаточности судебной практики по сложным казусам, в слабости и вялости регулятивной политики по стимулированию именно добросовестности в качестве определяющей и распространенной модели социального поведения.

Именно недостаточность проработки понятия добросовестности при владении по давности, очевидно, привела к тому, что разработчиками Концепции развития гражданского законодательства РФ предлагается исключить это понятие из числа обязательных условий приобретения права собственности в порядке, предусмотренном ст. 234 ГК РФ. Отсутствие четкого и ясного понимания того, в каких случаях добрая совесть давностного владельца в течение срока владения сохраняется, а в каких исчезает, создало возможность отказа российского законодателя от одного из наиболее фундаментальных положений цивилистики.

6.

Наличие в современном гражданском законодательстве России непосредственного упоминания о добросовестности, разумности и справедливости как о концептуальных доминантах гражданско-правового регулирования, стоящих в одном ряду с его основополагающими принципами — равенством участников гражданских правоотношений, неприкосновенностью собственности, свободой договора и др., — следует оценивать в высшей степени позитивно, в качестве важной гарантии стабильности и социальной ориентированности закона.

Принцип справедливости

Принцип
справедливости
 (ст.

6 УК
РФ) означает, что наказание и иные меры
уголовно-правового характера, применяемые
к лицу, совершившему преступление,
должны быть справедливыми, то есть
соответствовать характеру и степени
общественной опасности преступления,
обстоятельствам его совершения и
личности виновного.
Никто не может
нести уголовную ответственность дважды
за одно и то же преступление.

В
справедливости выделяется два аспекта:

  1. уравнительный (справедливость уравнивающая), предполагает изначальное ра­венство всех граждан перед законом;

  2. дифференцирующий (справед­ливость распределяющая), предполагает индивидуализацию наказания, что и закреплено в ст. 6 УК РФ.

Уголовный
кодекс содержит ряд положений, направленных
на обеспечение справедливого наказания.

Прежде всего это за­крепленные в
уголовном законе общие начала назначения
нака­зания, обязывающие суд учитывать
характер и степень общест­венной
опасности преступления и личность
виновного, в том числе обстоятельства,
смягчающие и отягчающие наказание, а
также влияние назначенного наказания
на исправление осуж­денного и на
условия жизни его семьи. На достижение
справедли­вости направлены и
закрепленные уголовным законом условия
назначения наказания при вердикте
присяжных заседателей о снисхождении,
за неоконченное преступление, за
преступле­ние, совершенное в соучастии,
и т.д.

Назначение
справедливого наказания обеспечивается
доста­точно широким перечнем его
видов, законодательной формули­ровкой
уголовно-правовых санкций и т.д.

В
части 2 ст. 6 УК РФ, по существу,
воспроизводится ст.
50 Конституции
РФ: никто не может нести уголовную
ответствен­ность дважды за одно и то
же преступление. Это положение в пол­ной
мере можно было бы отнести к принципу
законности.

Принцип гуманизма

Принцип
гуманизма
 в
уголовном праве характеризуется двумя
обстоятельствами:
1)    уголовное
за­конодательство Российской Федерации
обеспечивает безопас­ность человека
(ч. 1 ст.

7 УК
РФ); 
2)  
 нака­зание и иные меры уголовно-правового
характера, применяемые к лицу, не могут
иметь своей целью причинение физических
стра­даний или унижение человеческого
достоинства (ч. 2 ст.

7 УК
РФ).

Таким
образом, указанные обстоятельства
свидетельст­вуют о двуединой
направленности гуманизма, исключающей
од­ностороннюю его трактовку как
снисхождения к лицам, совер­шившим
преступления, назначения им мягкого
наказания, пре­доставления им различных
послаблений и льгот.

  1. Предмет и система уголовного права.

Предметом
уголовно-правового регулирования
 выступают
общественные отношения, к которым
относятся:

  1. охранительные уголовно-правовые отношения;

  2. регулятивные уголовно-правовые отношения.

Охранительные
уголовно-правовые отношения возникают
между государством, выступающим в лице
уполномоченного на то органа, и лицом,
совершившим деяние, содержащее все
признаки состава преступления. Таким
образом, предметом охранительных
уголовно-правовых отношений
является реализация уголовной
ответственности и наказания, а также
освобождение от уголовной ответственности
и наказания.

Регулятивные
уголовно-правовые отношения складываются
на основе управомочивающих норм,
определяющих права участников общественных
отношений на причинение вреда при
наличии определенных обстоятельств:
состояния необходимой обороны, крайней
необходимости и т. д.

В
общей теории права существует точка
зрения, в соответствии с которой уголовное
право лишено самостоя­тельного
предмета регулирования; общественные
отношения регулируют другие отрасли
права (государственное, админис­тративное,
гражданское и т. д.

), уголовное же право
лишь охраняет эти отношения, являясь
своеобразным средством их обеспечения.
Поскольку право диктует исходящие от
государства обще­обязательные правила,
оно есть регулятор поведения людей в
обществе. В этом смысле не является
исключением и право уголовное.

Поэтому
неверно представлять дело таким образом,
что нормы уголовного права лишь охраняют
общественные отношения, регулируемые
нормами иных отраслей права. В
действительности нормы каждой отрасли
права обычно сами охраняют собственные
предписания.

Уголовно-правовая санк­ция
в принципе не может применяться за
нарушение, напри­мер, административно-правового
запрета, касающегося специфических
общественных отношений. Такое
правоприменение означало бы грубейшее
нарушение законности.

Принципы уголовного права

Принципами уголовного права считаются указанные в уголов­ном законодательстве основополагающие идеи, которые опреде­ляют как в целом его содержание, так и содержание отдельных его институтов.

Уголовный кодекс РФ закрепил пять принципов:

  1. законности;
  2. равенства граждан перед законом;
  3. вины;
  4. справедливости;
  5. гума­низма.

Каждый из них является самостоятельным; в своей же со­вокупности принципы образуют определенную систему, в кото­рой они находятся в тесной связи и взаимообусловленности.

Читайте также:  Может ли учитель работать воспитателем

Принцип законности

Принцип законности (ст. 3 УК РФ) гласит, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Данный прин­цип, являясь конституционным, включает два важных положе­ния, известных человечеству с давних времен:

  1. нет преступле­ния без указания на то в законе;
  2. нет наказания без указания на то в законе.

Суть первого означает, что к уголовной ответственно­сти может быть привлечено лишь лицо, совершившее обществен­но опасное деяние, запрещенное уголовным законом, суть второ­го — наказуемость деяния вытекает из его преступности и также определяется уголовным законом.

Кодекс дает исчерпывающий перечень видов наказаний с точным указанием условий и пределов его назначения. Это исключает возможность применения су­дом наказания, не предусмотренного законом.

Только Уголовный кодекс фиксирует и другие уголовно-пра­вовые последствия, обусловленные преступностью и наказуемо­стью деяния.

Так, лицо, осужденное за совершение преступле­ния, считается судимым со дня вступления обвинительного при­говора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

Судимость в соответствии с Кодексом может учиты­ваться при рецидиве преступлений и при назначении наказания (ст. 86 УК РФ).

Принцип равенства граждан перед законом

Принцип равенства граждан перед законом состоит в том, что лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 4 УК РФ). Он прямо вытекает из ст. 19 Конституции Российской Федерации, отражает положения международного права. Данный принцип проявляется в установлении одинаковых оснований и пределов уголовной ответственности, одинаковых оснований освобождения от уголовной ответственности и наказа­ния, одинаковых условий погашения уголовно-правовых послед­ствий судимости.

Равенство перед законом также означает, что при применении Уголовного кодекса ничто не должно ухудшать положение чело­века по сравнению с другими преследуемыми в уголовно-право­вом порядке.

Положения принципа равенства граждан перед законом рас­пространяются только на привлечение лица к уголовной ответст­венности, но они не относятся к мере наказания, которая всегда индивидуализируется.

Принцип вины

Статья 5 УК РФ закрепляет принцип вины: лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Этот принцип ина­че еще называют принципом субъективного вменения. Он пред­ставляется исключительно важным и составляет краеугольный камень уголовного права.

Сущность данного принципа заключа­ется в том, что никто не может нести уголовную ответственность, если не установлена его личная вина в отношении общественно опасного деяния и наступивших последствий.

Любое общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, пре­ступлением становится лишь тогда, когда оно совершено винов­но. «Виновным в преступлении, — говорится в ст. 24 УК РФ, — признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неос­торожности».

Таким образом, субъективное вменение, являясь основопола­гающим началом уголовного права, означает, что юридическая оценка деяния и применение к лицу мер уголовно-правового воз­действия возможны лишь в том случае, когда содеянное явилось результатом его воли и сознания.

Значение принципа вины усиливается закрепленным в ч. 2 ст. 5 УК РФ положением о том, что объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Принцип справедливости

Принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) означает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

В справедливости выделяется два аспекта:

  1. уравнительный (справедливость уравнивающая), предполагает изначальное ра­венство всех граждан перед законом;
  2. дифференцирующий (справед­ливость распределяющая), предполагает индивидуализацию наказания, что и закреплено в ст. 6 УК РФ.

Уголовный кодекс содержит ряд положений, направленных на обеспечение справедливого наказания.

Прежде всего это за­крепленные в уголовном законе общие начала назначения нака­зания, обязывающие суд учитывать характер и степень общест­венной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осуж­денного и на условия жизни его семьи. На достижение справедли­вости направлены и закрепленные уголовным законом условия назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, за неоконченное преступление, за преступле­ние, совершенное в соучастии, и т.д.

Назначение справедливого наказания обеспечивается доста­точно широким перечнем его видов, законодательной формули­ровкой уголовно-правовых санкций и т.д.

В части 2 ст. 6 УК РФ, по существу, воспроизводится ст. 50 Конституции РФ: никто не может нести уголовную ответствен­ность дважды за одно и то же преступление. Это положение в пол­ной мере можно было бы отнести к принципу законности.

Принцип гуманизма

Принцип гуманизма в уголовном праве характеризуется двумя обстоятельствами:

  1. уголовное за­конодательство Российской Федерации обеспечивает безопас­ность человека (ч. 1 ст. 7 УК РФ);
  2. нака­зание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, не могут иметь своей целью причинение физических стра­даний или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК РФ).

Таким образом, указанные обстоятельства свидетельст­вуют о двуединой направленности гуманизма, исключающей од­ностороннюю его трактовку как снисхождения к лицам, совер­шившим преступления, назначения им мягкого наказания, пре­доставления им различных послаблений и льгот.

Уголовный Кодекс РФ (2004), статья 6

Статья 6. Принцип справедливости        1.

Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.        2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Комм. Наумов А.В.

       1. Данный принцип есть проявление в уголовном праве этической категории справедливости.

Она характеризует соотношение определенных явлений с точки зрения распределения добра и зла между людьми: соотношение между ролью людей (классов, социальных групп) и их социальным положением; соотношение между деянием и воздаянием (частный случай этого явления —соотношение между преступлением и наказанием); правами и обязанностями.

Соответствие между характеристиками первого и второго порядков оценивается в этике как справедливость, несоответствие — как несправедливость.        Уголовно-правовое содержание принципа справедливости заключается в том, что наказание или иная мера уголовно-правового воздействия, примененная к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е.

соответствовать тяжести преступления, конкретным обстоятельствам совершения преступления и особенностям личности преступника. Этот принцип означает максимальную индивидуализацию ответственности и наказания. Возможность реализации этого принципа заключается в самом содержании уголовного закона.

Так, санкции статей Особенной части УК носят относительно-определенный (предусматривают наказание в определенных пределах) или альтернативный (предусматривают не одно, а несколько видов наказания) характер. Еще более широкие пределы индивидуализации ответственности виновного установлены в статьях Общей части УК (например, в ст.

61, 62, 64, 73—85), которые позволяют при наличии определенных обстоятельств существенно смягчить ответственность и наказание виновного либо освободить его от уголовной ответственности и наказания.        2. Одним из важных условий назначения справедливого наказания является правильная юридическая оценка содеянного виновным.

Вмененное подсудимому преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии со статьей (частью статьи) УК, предусматривающей ответственность за совершение этого деяния. Назначенное наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (постановление Пленума ВС РФ от 11.

06.99 №40).        3. Характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины (т.е. умысла и неосторожности — см. коммент. к ст.24—27), отнесения УК преступного деяния к соответствующей категории преступлений (см. коммент. к ст.

Читайте также:  Соглашение об определении долей в квартире (образец) 2023

15), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью виновного при совершении преступления в соучастии).

При назначении наказания учитываются обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (см. коммент. к ст.61—64), а также иные обстоятельства, характеризующие личность виновного (постановление Пленума ВС РФ от 11.06.1999 №40).        4.

Справедливость в уголовном праве в известном смысле подразумевает и другие важнейшие его принципы, и в первую очередь принципы законности, равенства граждан перед законом и гуманизма (см. коммент. к ст. 3, 4, 6, 7). Каждый из указанных принципов имеет, как отмечалось, свое специфическое содержание. Вместе с тем каждый из них характеризует какую-то качественную сторону (или аспект) справедливости в уголовном праве, без которого нет и не может быть справедливости в целом. Так, нет справедливости, если при отправлении правосудия по уголовному делу нарушается законность, принцип равенства граждан перед законом, принцип гуманизма. Таким образом, справедливость можно рассматривать и как обобщающий принцип или обобщающее начало уголовного права.

       5. В ч.2 комментируемой статьи воспроизведена норма, выраженная в ст.50 Конституции: “Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление”, что делает этот принцип конституционным.

Статья 6. Принцип справедливости

1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Комментарий к ст. 6 УК РФ

В ст. 6 УК РФ раскрывается содержание принципа справедливости, в соответствии с которым наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В содержание принципа справедливости включено и положение о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Таким образом, справедливость выражается прежде всего в соответствии, адекватности наказания и иных мер уголовно-правового характера совершенному преступлению. При установлении такого соответствия во внимание принимаются характер и степень общественной опасности совершенного преступления.

Характер общественной опасности преступления зависит от объекта посягательства, формы вины и отнесения УК РФ преступного деяния к соответствующей категории преступлений (ст.

15), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью виновного при совершении преступления в соучастии).

К примеру, убийство отличается от кражи и по объекту посягательства, и по тяжести вреда.

Наказание не может быть справедливым, если при его применении не учитываются обстоятельства совершения преступления: время, место, способ, мотив, цель и др. Так, законом (п. п. «а», «д» ч. 1 ст.

61 УК РФ) такие обстоятельства, как впервые совершение преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств или совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания, признаются обстоятельствами, смягчающими наказание.

Личность виновного также имеет большое значение для определения справедливого наказания. Например, думается, будет справедливо, если лицо, совершившее преступление впервые или в несовершеннолетнем возрасте, при прочих равных условиях понесет менее строгое наказание по сравнению с лицом, неоднократно судимым, продолжающим вести антиобщественный образ жизни.

Следует отметить, что справедливость является очень емким понятием, включающим в себя многие факторы. Например, нельзя признать наказание справедливым, если оно незаконно, если было нарушено равенство граждан перед законом, если наказание является чрезмерно суровым и т.д.

Поэтому можно сказать, что принцип справедливости как бы аккумулирует в себе содержание и всех иных принципов и направлен на достижение максимальной индивидуализации наказания и иных мер уголовно-правового характера.

Для индивидуализации наказания законом предоставляются широкие возможности: наличие санкций с различными видами и пределами наказания, специальные правила назначения наказания при различных обстоятельствах, возможность назначения более мягкого наказания, применения условного осуждения и т.д.

Говоря о справедливости, следует иметь в виду и то обстоятельство, что справедливость может пониматься по-разному различными людьми, их социальными группами. Поэтому единственным общим критерием справедливости может быть лишь закон и его правильное применение.

Положение ч. 2 ст. 6 УК РФ о том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, воспроизводит норму ч. 1 ст. 50 Конституции РФ. В этой связи можно говорить о конституционности рассматриваемого принципа уголовного права.

  • Принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией Российской Федерации и регулируется уголовным законодательством Российской Федерации, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности.
  • Вместе с тем названный принцип не препятствует федеральному законодателю, например путем закрепления судимости и связанного с ней института рецидива преступлений, влекущих предусмотренные уголовным законом правовые последствия, учитывать характер преступления, его опасность для защищаемых Конституцией Российской Федерации и уголовным законом ценностей, интенсивность, причины и иные обстоятельства его совершения, а также данные о лице, совершившем преступление, при условии, что регулирование этих институтов и их применение адекватно конституционным принципам юридической ответственности и гарантиям личности в ее публично-правовых отношениях с государством.
  • Напротив, конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма противоречило бы законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего преступление лица, и применение одинаковых мер ответственности за различные по степени общественной опасности преступления без учета фактора интенсивности участия конкретного лица в преступлении, его поведения после совершения преступления и после отбытия наказания, если таковое уже назначалось ранее, иных характеризующих личность обстоятельств.

Судебная практика по статье 6 УК РФ

Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.

2018 N 1993-О

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает необходимость применения всей совокупности норм Уголовного кодекса Российской Федерации — как Общей, так и Особенной его частей (Постановление от 20 апреля 2006 года N 4-П; определения от 15 июля 2008 года N 464-О-О, от 16 декабря 2010 года N 1673-О-О, от 23 апреля 2013 года N 564-О и др.). Тем самым в уголовно-правовых отношениях обеспечивается реализация принципов справедливости (преамбула Конституции Российской Федерации, статья 6 УК Российской Федерации) и равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации и статья 4 УК Российской Федерации) (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2012 года N 297-О-О, от 21 марта 2013 года N 477-О, N 480-О и N 482-О, от 22 января 2014 года N 88-О, от 22 апреля 2014 года N 834-О, от 23 апреля 2015 года N 868-О, от 22 декабря 2015 года N 2897-О, от 26 апреля 2016 года N 751-О, от 26 января 2017 года N 24-О и др.).