Статья 277. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность, —

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к Ст. 277 УК РФ

1.

Под объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля понимаются те общественные отношения, которые складываются по поводу и в связи с охраной конституционных основ государства, ее политической системы, обеспечивают беспрепятственность осуществления своих полномочий государственным и общественным деятелем. При этом дополнительным объектом данного деяния выступает жизнь человека (здоровье не является дополнительным объектом данного деяния, поскольку даже при причинении вреда здоровью любой тяжести необходимо наличие умысла на убийство, что исключает квалификацию за причинение вреда здоровью).

Потерпевшими по комментируемой статье могут быть государственные деятели, к числу которых относятся Президент РФ, члены Правительства РФ, судьи КС РФ, ВС РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, члены Совета Безопасности, советники и помощники Президента РФ, его полномочные представители, уполномоченные при Президенте РФ, депутаты и сенаторы федеральных и региональных уровней, руководители министерств, служб, агентств и их заместители и другие государственные служащие, которые своей деятельностью реализуют государственно-властные функции на федеральном и региональных уровнях. К государственным деятелям также относятся официально зарегистрированные кандидаты в президенты, кандидаты в законодательные и исполнительные органы власти РФ и субъектов РФ, их доверенные лица, члены избирательных комиссий и т.п.

Общественные деятели — это лица, активно участвующие в руководстве зарегистрированными политическими партиями и общественными объединениями, незапрещенными религиозными конфессиями, профессиональными союзами и иными общественными организациями.

Потерпевшими от данных преступлений могут быть признаны общественные деятели, в том числе и оппозиционных партий, движений и организаций, существующих в правовом поле РФ, т.е. зарегистрированные в установленном законом порядке и осуществляющие свою деятельность в соответствии с российским законодательством.

При решении вопроса об ответственности за рассматриваемое преступление важно иметь в виду, что потерпевшим по комментируемой статье не может быть гражданин иностранного государства или международной организации.

В том случае, если виновный причинил вред здоровью такого лица или готовился или покушался на такое причинение, при отсутствии признаков посягательства на жизнь, ответственность наступает по иным нормам Особенной части УК, равно как и в тех случаях, когда преступление против жизни и здоровья совершено в отношении родственников такого лица.

Посягательство на жизнь и здоровье иных категорий государственных служащих или представителей общественных организаций в связи с осуществлением ими служебной деятельности или выполнением общественного долга наступает по иным общим и специальным нормам Особенной части УК (п. «б» ч. 2 ст. 105, ст. ст. 317, 318).

2. Конструкция объективной стороны данного состава преступления является усеченной, т.е. момент окончания преступления перенесен на стадию покушения.

Преступление признается оконченным при совершении виновным лицом любых действий, направленных на непосредственное выполнение объективной стороны данного деяния.

Последствия в виде смерти или причинения вреда здоровью, при наличии признаков посягательства на жизнь, не влияют на квалификацию и не являются обязательными .
———————————

Такой вывод соответствует Определению КС РФ от 19.02.2003 N 72-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимирбулатова С.Х. на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 57 и статьей 317 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Статья 277. Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность, —

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарий к ст. 277 УК РФ

Основным объектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля являются общественные отношения, складывающиеся во внутриполитической сфере реализации государственного суверенитета. В качестве дополнительного объекта выступают общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни потерпевшего.

Потерпевшим от преступления является государственный или общественный деятель.

Нормативного определения данных понятий не существует; признаки государственного или общественного деятеля справедливо рассматривать в качестве оценочных, поскольку определяющим в характеристике потерпевшего является не столько его должностное или общественное положение, сколько характер его служебных функций, масштабность и активность их осуществления, значимость деятельности потерпевшего для реализации тех или иных направлений внутренней или внешней политики государства.

К государственным деятелям относятся Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, Генеральный прокурор РФ, руководители органов власти субъектов РФ и другие высокопоставленные лица, в частности, занимающие государственные должности категории «А». К государственным деятелям следует относить также депутатов, официально зарегистрированных кандидатов для избрания в органы власти, их доверенных лиц, членов избирательных комиссий и т.п.

Не могут выступать потерпевшими от анализируемого преступления представители власти (сотрудники органов внутренних дел, прокуратуры и др.), которые не являются государственными деятелями. Посягательство на жизнь указанных лиц предусмотрено в самостоятельных статьях уголовного закона (ст. ст. 317, 318 УК РФ).

Общественные деятели — это руководители и видные функционеры политических партий, других общественных объединений, массовых движений, профессиональных, религиозных организаций, иных общественных объединений федерального или регионального значения. К общественным деятелям по функционально-политическому признаку могут быть отнесены широко известные, влиятельные в обществе представители средств массовой информации, культуры, науки, образования.

Государственный или общественный деятель в смысле ст.

277 УК РФ не должен являться представителем иностранного государства или сотрудником международной организации, пользующимся международной защитой (их перечень определен Конвенцией ООН о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, от 14 декабря 1973 г.). Посягательства на жизнь указанных лиц рассматриваются УК РФ в качестве преступлений против мира (ст. 360 УК РФ).

Посягательство на жизнь близких государственному или общественному деятелю лиц, совершенное в целях прекращения его политической деятельности, не может быть согласно закону квалифицировано по ст. 277 УК РФ. Такое деяние заслуживает правовой оценки по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Обязательным признаком состава рассматриваемого преступления является связь посягательства именно с государственной или иной политической деятельностью потерпевшего.

В связи с этим, например, посягательство на жизнь общественного деятеля из числа представителей средств массовой информации или науки, совершенное в связи с их профессиональной (журналистской, научной) деятельностью, не образует признаков состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ.

Характер деятельности потерпевшего является одним из основных признаков, позволяющих отграничивать анализируемое преступление от убийства, совершенного в связи с выполнением потерпевшим служебной деятельности или общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Государственная или общественная деятельность — более широкое по своему объему и содержанию понятие, нежели понятие служебной деятельности и общественного долга, и присуще только узкой группе лиц — государственным или общественным деятелям.

По каждому делу данной категории необходимо выяснять, были ли действия потерпевшего, в связи с которыми осуществлено посягательство на его жизнь, законными.

В случае установления факта незаконности действий государственного или общественного деятеля правоприменитель при наличии к тому оснований должен решить вопрос о квалификации содеянного виновным по соответствующей статье УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности .

———————————

По аналогии с рекомендациями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 сентября 1991 г. N 3 «О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка».

С объективной стороны посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может быть выражено в убийстве или покушении на убийство; покушение на убийство образует оконченный состав посягательства на жизнь . Преступление имеет усеченный состав и признается оконченным с момента начала действий, непосредственно направленных на лишение жизни государственного или общественного деятеля, независимо от наступившего результата .

———————————

По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда по делу Угурчиева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 8.

По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Казака и Куликова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 3. Правомерность такой конструкции состава подтверждена в Определении Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2003 г.

N 72-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Тимирбулатова Салаудина Хасмагомадовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 57 и статьей 317 Уголовного кодекса Российской Федерации», в котором Суд указал, что с учетом особой опасности действий, направленных на лишение жизни сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и их близких, состав предусмотренного ст. 317 УК РФ преступления сформулирован законодателем таким образом, что для признания его оконченным достаточно совершения виновным лицом соответствующих действий и не требуется обязательного наступления такого общественно опасного последствия, как смерть указанных в ней лиц.

В силу этого причиненный в процессе посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля вред его здоровью (в ситуации, когда посягательство не привело к наступлению смерти) не требует дополнительной квалификации по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья, он полностью охватывается диспозицией ст. 277 УК РФ.

Отсутствие фактического вреда здоровью государственного или общественного деятеля (например, в ситуации, когда виновный, совершая выстрел, промахнулся) не исключает квалификации содеянного при наличии иных требуемых законом признаков по ст. 277 УК РФ.

Вместе с тем характер и объем реально наступивших последствий может учитываться судом при назначении уголовного наказания.

Читайте также:  Отчисление за неуспеваемость

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля может образовывать совокупность с иными преступлениями.

Например, если посягательство совершается гражданином РФ по заданию иностранной разведки, содеянное может быть дополнительно квалифицировано как государственная измена; если посягательство на жизнь главы государства сопровождалось захватом власти — по совокупности с преступлением, предусмотренным ст.

278 УК РФ; если посягательство совершено путем взрыва и преследует, помимо прочего, цель оказания воздействия на принятие решения органами власти — по совокупности со ст. 205 УК РФ.

Субъективная сторона посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля характеризуется виной в виде прямого умысла. Субъект, совершая посягательство, всегда осознает общественную опасность лишения жизни государственного или общественного деятеля, предвидит наступление его смерти и желает этого .

———————————

По аналогии с Определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Садиева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 6.

Данное преступление не может быть совершено с косвенным умыслом, поскольку ст. 277 УК РФ в качестве обязательных признаков субъективной стороны состава преступления предусматривает специальную цель — прекращение деятельности потерпевшего или мотив — месть за указанную деятельность.

При квалификации посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля важно установить, что умысел виновного был направлен именно на лишение жизни потерпевшего.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Если будет установлено, что умысел виновного был направлен не на убийство потерпевшего, а на причинение вреда его здоровью, содеянное должно быть квалифицировано по соответствующим статьям закона об ответственности за преступления против здоровья личности.

В содержание умысла входит также осознание того, что совершаемое деяние направлено именно против государственного или общественного деятеля.

Если лицо, имея умысел на лишение жизни частного лица, по ошибке причиняет смерть государственному или общественному деятелю, содеянное квалифицируется в соответствии с направленностью умысла как преступление против личности.

В иной ситуации, когда, имея умысел на убийство государственного или общественного деятеля, виновный причиняет смерть частному лицу, содеянное должно квалифицироваться по правилам совокупности преступлений как преступления против безопасности государства и против личности.

Субъектом посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Лица, достигшие четырнадцатилетнего, но не достигшие шестнадцатилетнего возраста, в случае совершения анализируемого преступления несут ответственность по соответствующим статьям об ответственности за преступления против жизни и здоровья личности (ст. ст. 105, 111 и др. УК РФ).

Если такие подростки действовали в соучастии с лицами, достигшими шестнадцатилетнего возраста, то квалификация их действий как преступления против личности не исключает ответственности иных соучастников по ст. 277 УК РФ.

Судебная практика по статье 277 УК РФ

«Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за 2017 год»

Уголовные дела по обвинению женщин в совершении преступлений, предусмотренных частью четвертой статьи 210, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.

1, статьями 277, 295, 317 и 357 УК Российской Федерации, если судебные заседания по этим уголовным делам на момент вступления Постановления в силу не назначены, подлежат рассмотрению верховным судом республики, краевым, областным или другим равным им по уровню судом, а по ходатайству обвиняемых — судом в составе судьи такого суда и коллегии из двенадцати присяжных заседателей. Подсудность и состав суда по уголовным делам, судебные заседания по которым на указанный момент уже назначены к рассмотрению, изменению, в том числе в рамках и по результатам их рассмотрения в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, не подлежат.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14.03.2017 N 78-АПУ17-5

Долгушин Д.И., … судимый: 1) 13 декабря 2007 г. Московским городским судом (с учетом изменений, внесенных постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 21 января 2009 г.) с применением ст. 64 УК РФ по ст. 277, п. п. «б», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ, на основании ч. 3 ст.

69 УК РФ к 5 годам лишения свободы, 2) 18 июня 2009 г. Санкт-Петербургским городским судом с применением ст. 64 УК РФ по п. п. «е», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ, на основании ч. ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 12 марта 2013 г.

по отбытии наказания,

Определение Конституционного Суда РФ от 21.09.2017 N 1797-О

Согласно пункту 1 примечаний к статье 205.2 УК Российской Федерации в данной статье под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Под публичными же призывами к осуществлению террористической деятельности следует понимать выраженные в любой форме (например, в устной, письменной, с использованием технических средств) обращения к другим лицам с целью побудить их к ее осуществлению, т.е.

к совершению преступлений, предусмотренных статьями 205 — 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361 УК Российской Федерации; вопрос о публичности призывов к осуществлению террористической деятельности или оправдания терроризма должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, распространение обращений путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи и др.); решая вопрос об использовании средств массовой информации, электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет», для публичных призывов к совершению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма, надо учитывать нормы Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-I «О средствах массовой информации» и Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; если публичные призывы или публичное оправдание совершены с использованием сетевых изданий — сайтов в сети «Интернет», зарегистрированных в качестве средства массовой информации в установленном порядке, то содеянное следует квалифицировать по части второй статьи 205.2 УК Российской Федерации как совершенное с использованием средств массовой информации, а при использовании иных сайтов — по той же норме как совершенное с использованием соответствующих сетей (пункты 18 — 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»).

Апелляционное определение Судебной коллегии по делам военнослужащих Верховного Суда РФ от 10.10.2017 N 201-АПУ17-39СП

В апелляционной жалобе адвокат Михайлова О.О. просит приговор отменить и возвратить дело прокурору в связи с неправильным применением судом уголовного закона, указав в обоснование, что действия осужденных подлежали квалификации по ст. 277 УК РФ как посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля, которым являлся на протяжении многих лет своей жизни потерпевший.

Глава 3 Уголовно-правовая характеристика посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ)

В результате изменений и дополнений, внесенных в уголовное законодательство в 2006 г., из диспозиции ст. 277 УК исключено заключенное в скобки название деяния — «террористический акт», в остальной части диспозиция статьи не изменилась.

Данное преступление представляет собой индивидуально направленный террористический акт. Его объектами являются конституционные основы политической системы в РФ и жизнь человека (двухобъектное преступление). Потерпевшими при террористическом акте могут быть две категории граждан — государственные и общественные деятели.

Государственные деятели — это лица, занимающие высокое положение в системе государственной власти прежде всего федерального уровня, а также субъектов Федерации, чьи служебные функции носят явно выраженный политический характер.

К государственным деятелям относятся Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, судьи Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда, Генеральный прокурор РФ, руководители органов власти субъектов Федерации и другие высокопоставленные лица, в частности, занимающие государственные должности категории «А». Законодатель не установил нижней границы понятий государственного и общественного деятеля, оставив этот вопрос предметом толкования. Как представляется, определяющим здесь является не столько должностное или общественное положение лица, сколько политический характер его служебных функций и смысл посягательства, заключающийся в целях (мотиве) данного преступления.

Общественные деятели — руководители и видные функционеры политических партий, других общественных объединений, массовых движений, профессиональных, религиозных организаций, иных общественных объединений федерального или регионального значения. К общественным деятелям по функционально-политическому признаку могут быть отнесены широко известные, влиятельные в обществе представители средств массовой информации, культуры, науки, образования.

Читайте также:  Посещение школы полного дня

Расправа с членами семьи и близкими государственного или общественного деятеля, уничтожение или повреждение его имущества независимо от мотивов и целей деяния не относится к террористическому акту по ст. 277 УК. Такие деяния квалифицируются самостоятельно.

Объективную сторону террористического акта образует посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, которое охватывает убийство и покушение на него.

Преступление считается оконченным с момента совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. Причинение ему смерти охватывается тем же составом и дополнительной квалификации не требует (формально-материальный состав).

Субъективная сторона террористического акта характеризуется виной в виде прямого умысла и специальной целью (либо мотивом). Лицо осознает, что посягает на жизнь государственного или общественного деятеля, предвидит возможность или неизбежность причинения ему смерти и желает ее наступления.

Если умысел лица был направлен не на убийство потерпевшего, а, например, на причинение тяжкого вреда его здоровью, то состава террористического акта, независимо от целей и мотивов деяния, не будет. Такое посягательство квалифицируется по ст. 111 УК.

Обязательные признаки состава террористического акта — цель прекращения государственной или иной политической деятельности потерпевшего либо мотив мести за такую деятельность.

Цель прекращения государственной или иной политической деятельности потерпевшего подчеркивает политической характер посягательства.

Государственную или общественную деятельность потерпевшего террорист стремится прекратить именно ввиду ее политического характера (содержания, направленности общественно-политической значимости).

Подобное социальное содержание имеет и мотив мести за такую же прошлую деятельность.

Если расправа с потерпевшим учиняется в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга, а равно по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести, а также на почве сведения личных счетов, из ревности, корысти и т.п., то такое посягательство квалифицируется как преступление против личности (по ст. 105 или другим статьям УК в зависимости от направленности умысла).

Субъектами террористического акта по ст. 277 УК могут быть граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства, вменяемые, достигшие 16-летнего возраста. Подростки в возрасте от 14 до 16 лет несут ответственность по ст. 105 УК.

Опасность таких преступлений определяется тем, что посягательства на лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность, могут привести к дестабилизации политической обстановки в стране, обострить противоречия в политической сфере, негативно отразиться на международном положении страны и пр.

К лицам, осуществляющим государственную деятельность, относятся лица, наделенные законодательными, исполнительными, судебными или иными властными функциями в государственном аппарате, проводящие в жизнь политику государства. Это представители высшего руководства, члены правительства, руководители различных ведомств, депутаты и др. как федерального уровня, так и субъектов Федерации. Их принято называть государственными деятелями.

К числу лиц, осуществляющих общественную деятельность (общественные деятели), относятся руководители различных общественных организаций (например, профессиональных, религиозных), политических партий, массовых движений и иных общественных объединений.

Представляется, что к таким лицам можно отнести и наиболее активных участников таких организаций и объединений.

Сомнение вызывает предложение относить к таким лицам по функциональному признаку представителей средств массовой информации, культуры, науки, образования*(56).

Как нам кажется, специально выделять лиц этих категорий вряд ли целесообразно, так как они могут подпадать под понятие «государственный деятель» либо «общественный деятель» в зависимости от осуществляемых функций в государственных органах либо общественных органах и объединениях.

В Уголовном кодексе 1960 г. предусматривалась ответственность за посягательство не только на государственного или общественного деятеля, но и на представителя власти (ст. 66), а также представителя иностранного государства (ст. 67).

Кодекс 1996 г. вполне обоснованно исключил указание на представителя власти, поскольку посягательства на таких лиц в зависимости от осуществляемых ими функций в системе государственной власти подпадают либо под признаки ст.

277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), либо ст. 295 (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), либо ст.

317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа).

Что же касается посягательства на представителя иностранного государства с целью провокации войны или международных осложнений (ст. 67 УК 1960 г.), то такие действия подпадают под признаки ст.

360 (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой), в которой в качестве обязательного признака состава преступления предусмотрена цель — провокация войны или осложнение международных отношений.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК) осуществляется с целью прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность (террористический акт).

Объектом рассматриваемого преступления является прежде всего*(57) установленная конституцией РФ политическая система России. Однако это преступление посягает и на второй дополнительный, но обязательный объект — на жизнь государственного или общественного деятеля.

Потерпевшим в этих случаях является государственный или общественный деятель. Члены его семьи потерпевшими не признаются. посягательство на их жизнь, даже если оно связано с деятельностью указанных выше лиц, квалифицируются не по ст. 277 УК, а по иным статьям в зависимости от характера действия, последствий и других обстоятельств дела.

В социально-политическом смысле террористический акт представляет собой насильственный метод подавления политических противников и зачастую может являться составной частью более общего явления — терроризма (ст. 205 УК). Статья 277 УК по отношению к ст. 205 УК является специальной нормой, подлежащей преимущественному применению и предусматривающей ответственность за более опасное, нежели терроризм, преступление.

С объективной стороны террористический акт осуществляется путем посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля, что предполагает как убийство, так и покушение на него. При покушении на указанного деятеля последнему может и не быть причинен вред, например, преступник стрелял и промахнулся.

Лишение жизни, причинение вреда здоровью или непричинение по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, на квалификацию не влияет, но может учитываться при индивидуализации наказания. Таким образом, последствие не является обязательным признаком рассматриваемого преступления.

Однако при лишении жизни или причинении вреда здоровью необходимо установить причинно-следственную связь между действиями виновного и смертью или причинением вреда здоровью.

Факультативные признаки объективной стороны преступления (способ, место, обстановка и пр.) в качестве обязательных признаков в ст. 277 УК не указаны. Однако наличие таких признаков может повлечь ответственность виновного по совокупности. Например, осуществление террористического акта в отношении определенного лица путем взрыва в месте скопления людей (митинги, собрания и пр.).

Террористический акт признается оконченным с момента либо причинения смерти, либо совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни государственного или общественного деятеля.

С субъективной стороны террористический акт совершается только с прямым умыслом.

Виновный сознает, что посягает на жизнь государственного или общественного деятеля, предвидит возможность или неизбежность лишения такого лица жизни и желает совершить такие действия, надеясь на наступление такого последствия, как смерть потерпевшего.

Обязательным признаком объективной стороны является цель — либо прекращение государственной или иной политической деятельности, либо месть за такую деятельность. Наличие этих целей исключает возможности совершения преступления с косвенным умыслом.

Мотивы террористического акта различны (например, враждебное отношение к существующему строю, власти, к деятельности, осуществляемой государственным или общественным деятелем, националистические, религиозные). Они на квалификацию рассматриваемого преступления не влияют, но должны учитываться при назначении наказания.

В тех случаях, когда указанная в ст.

277 УК цель отсутствует и виновный посягает на жизнь государственного или общественного деятеля из корыстных, личных и тому подобных побуждений, содеянное должно квалифицироваться по иным статьям Кодекса в зависимости от направленности умысла, например, убийство или покушение на убийство в связи с осуществлением потерпевшим своего общественного долга (ч. 2. ст. 105 УК).

Субъектом террористического акта может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица от 14 до 16 лет, принимавшие участие в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля, могут быть привлечены к ответственности по ст. 105 УК.

В случаях фактической ошибки, когда субъект убивает не государственного или общественного деятеля, а иное лицо (например, охранника, водителя), ответственность наступает по совокупности за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля и умышленное убийство иного лица.

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля следует отличать от состава терроризма (ст. 205 УК).

Разграничение этих преступлений должно проводиться по объекту (объектом терроризма является общественная безопасность, а террористического акта — основы конституционного строя), объективной стороне (терроризм осуществляется путем взрывов, поджогов или иных общеопасных действий, а терракт — путем посягательства на жизнь строго определенных законом лиц) и по субъективной стороне (терроризм осуществляется с целью нарушения общественной безопасности, устрашения населения, воздействия на принятие определенного решения органами власти, а террористический акт — с целью прекратить государственную либо общественную деятельность потерпевшего или отомстить ему за такую деятельность).

Террористический акт отнесен законодателем к числу особо тяжких преступлений, за совершение которого предусмотрена возможность определения судом пожизненного лишения свободы или смертной казни.

Ответственность за преступление, аналогичное рассмотренному, предусмотрена уголовным законодательством ряда зарубежных стран.

Так, весьма детально регламентирована ответственность за террористические акты в Уголовном кодексе Франции. В разд. II «О терроризме» в гл. 1. «О террористических актах» и гл. 2 «Особые положения» наказание дифференцируется в зависимости от характера действий.

Под террористическим актом понимаются «умышленное посягательство на жизнь, умышленные посягательства на неприкосновенность человека, похищение или незаконное удержание человека в закрытом помещении» (ст. 421-1) и иные действия.

состав террористического акта не ограничивается характером осуществляемой потерпевшим деятельности. Цель же этого деяния определяется как цель «серьезно нарушить общественный порядок путем запугивания или террора».

Читайте также:  Приемка квартиры после капремонта

В целом же это преступление отнесено законодателем Франции к числу преступлений против нации, государства и общественного порядка.

В законодательстве некоторых стран хотя и не говорится о террористических актах, однако предусмотрена ответственность за посягательства на лиц, осуществляющих верховную власть. Например, в Испании предусмотрена ответственность за убийство Короля, Регента и других лиц (ст.

485 УК), в Польше — за посягательство на жизнь Президента Республики (ст. 134 УК), в Швеции — за нападение на Короля или члена Королевской семьи или Регента, правящего на месте Короля (ст. 2 гл. 18 УК).

Преступления в этих случаях не ограничиваются указанием на какую-то специальную цель.

Ответственность за посягательство на жизнь Президента предусмотрена и в Уголовном кодексе Узбекистана (ст. 158). В этой же статье установлена ответственность за умышленное причинение телесного повреждения Президенту (ч. 2) и за публичное оскорбление или клевету в отношении Президента Республики (ч. 3).

В Уголовном кодексе Казахстана ч. 1 ст. 167 текстуально совпадает со ст. 277 Кодекса РФ, однако в ч. 2 говорится о тех же действиях, совершенных в отношении Президента Республики Казахстан.

В ст. 359 УК Белоруссии, предусматривающей ответственность за террористический акт, данный состав дополнен указанием на цель дестабилизации общественного порядка либо воздействия на принятие решений государственными органами.

Дополнительное указание на цель ослабления основ конституционного строя и безопасности государства содержится в ст. 310 УК Таджикистана.

Со ст. 277 УК РФ текстуально совпадает ст. 294 УК Кыргызстана.

В других странах террористический акт чаще всего предполагает применение того или иного насилия в отношении лиц, не облеченных специальными полномочиями, и относится к числу преступлений, посягающих на общественный порядок.

.

Преступления, посягающие на легитимность государственной власти

Рассматриваемое преступление представляет собой крайне опасную форму террористической деятельности, направленную против политической системы России, осуществляемую путем физического устранения государственных или общественных деятелей в целях прекращения их государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность.

Непосредственным объектом данного преступления является политическая система России.

Согласно закону потерпевшим при совершении данного преступления является государственный или общественный деятель.

Посягательство на жизнь иных государственных служащих или представителей общественности в связи с осуществлением ими служебной деятельности или выполнением общественного долга квалифицируется как преступление против личности (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ), правосудия (ст. 295 УК РФ) или порядка управления (ст. 317 УК РФ).

Государственный деятель — это лицо, занимающее ответственные должности в государственных органах всех уровней, деятельность которых носит не только властный, но прежде всего политический характер, т.е. направлена на претворение политики государства в различных сферах жизни общества.

К ним относятся должностные лица высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (Президент РФ, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства РФ, руководители органов государственной власти субъектов РФ, федеральные судьи, Генеральный прокурор РФ и прокуроры субъектов РФ, руководители министерств и ведомств и др.).

Общественными деятелями являются руководители и активные участники различных общественных организаций, религиозных объединений, политических партий, профсоюзов, общественных движений, видные деятели науки, культуры, искусства, образования, журналисты и т.д., чья деятельность носит политически значимый характер.

Объективная сторона преступления выражается в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля в связи с их государственной или иной политической деятельностью.

Под посягательством понимается убийство или покушение на убийство указанных лиц. По времени посягательство может предшествовать выполнению потерпевшим своих функций и преследовать цель прекращения его государственной или иной политической деятельности либо следовать за выполнением этих функций и осуществляться по мотиву мести за такую деятельность.

Состав преступления формально-материальный, оно является оконченным в момент покушения на убийство либо в момент причинения смерти потерпевшему.

С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом и специальной целью — прекращение государственной или иной политической деятельности потерпевшего, либо специальным мотивом — из мести за такую деятельность.

При установлении содержания и направленности умысла виновного необходимо учитывать, в частности, личность потерпевшего, занимаемую им должность, характер деятельности, личность виновного, его взаимоотношения с потерпевшим, принадлежность к политической оппозиции, связь с криминальными структурами, предшествующее и последующее после посягательства поведение, способ совершения преступления, обстоятельства места, времени, обстановки и т.п.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, несут ответственность за преступление против личности (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля

В ст. 277 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность.

Указанный состав преступления является необычным, поскольку является по своей конструкции усеченным. Это означает, что посягательство будет окончено не только в случае убийства, но и покушения на убийство.

Наступление смерти или причинение вреда здоровью любой тяжести либо полное отсутствие таких последствий охватываются признаками данного состава преступления и не требуют дополнительной квалификации при наступлении вредных последствий по статьям об убийстве (ст.

105 УК) либо умышленном причинении вреда здоровью (ст. ст. 111, 112 УК).

Государственными деятелями являются руководители и иные должностные лица высших государственных органов законодательной, исполнительной и судебной властей, а также органов прокуратуры РФ, субъектов РФ, чья деятельность носит политический характер.

К ним относятся Президент РФ, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ, члены Правительства РФ, руководители министерств, федеральных агентств и служб, лица, занимающие аналогичные должности субъектов РФ).

Общественными деятелями являются лица, возглавляющие руководящие органы, входящие в их состав или активно участвующие в работе политических партий, общественных движений и объединений, фондов, профессиональных союзов как на федеральном, так и на региональном уровнях. Посягательство на жизнь членов семьи и близких родственников государственных или общественных деятелей не образует состава преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, оно будет квалифицироваться по иным статьям УК РФ.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 16 лет. В указанное деяние совершил несовершеннолетний от 14 до 16 лет, его деяния квалифицируются по ст. 105 УК РФ. Субъективная сторона характеризуется наличием прямого умысла, т.е.

лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Обязательным элементом субъективной стороны является цель (в целях прекращения государственным или общественным деятелем его деятельности) или мотив (месть за деятельность, выполняемую государственным или общественным деятелем).

В качестве наказания за совершение преступления, предусмотренного ст. 277 УК РФ, предусмотрена лишение свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью. В настоящий момент смертная казнь как вид наказания на территории Российской Федерации не назначается и не исполняется.

Указанное связано с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, который в составе Пленума рассмотрел 09 ноября 2009 года дело по ходатайству Верховного Суда РФ об официальном разъяснении положений пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях», и пришел к выводу о неприменении смертной казни в Российской Федерации.

Вопросы квалификации.В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» разъясняются некоторые вопросы квалификации преступлений. 

  • Так, например, если лицо совершает посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля либо лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа путем совершения взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, содеянное надлежит квалифицировать по статье 205 УК РФ (террористический акт).
  • Когда посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля хотя и совершается указанными способами, но в целях прекращения его государственной или политической деятельности либо из мести за такую деятельность, содеянное квалифицируется по статье 277 УК РФ.
  • Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа, совершенное путем взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воспрепятствования их законной деятельности либо из мести за такую деятельность, квалифицируется соответственно по статье 295 УК РФ (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование) или статье 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа).