Процедура распределения имущества ликвидированного юридического лица

В 2013 году была создана Компания-2, которая приобрела 305 земельных участков в Московской области для дачного строительства. На следующий год Компания-1 выдала ей заем в размере 6,5 млн руб.

Но в 2016 году у банка-учредителя Компании-2 отозвали лицензию, а в 2019 году ввели конкурсное производство в отношении Компании-1, и тогда же ФНС исключило Компанию-2 из ЕГРЮЛ из-за недостоверных сведений.

Анализируя имеющиеся документы и ответы государственных органов, конкурсный управляющий Компании-1 выяснил, что на 2019 год дебиторская задолженность Компании-2 числилась на балансе у Компании-1. Более того, согласно данным ЕГРН, ликвидированная Компания-2 — собственник 305 земельных участков общей кадастровой стоимостью 240 млн руб. 

Конкурсный управляющий Компании-1 подала иск о распределении обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица. В обоснование иска он приложил договор займа, платежные поручения об исполнении заемных обязательств и выписки из ЕГРН.

Тем не менее арбитражный суд отказал во введении процедуры распределения обнаруженного имущества.

Нет взыскания — нет распределения

Суд применил правило из постановления Пленума ВС № 59, которое гласит, что, если у ликвидированной организации осталось нереализованное имущество, то взыскатель вправе заявить иск о его распределении.

Анализ этой нормы показывает, что обращающееся с таким иском лицо должно обладать статусом взыскателя, а значит, должно предварительно «просудить» долг.

Представленные же конкурсным управляющим документы свидетельствуют не о наличии непогашенной задолженности, а только лишь о наличии взаимных обязательств.

Без отдельного искового производства такие факты не могут быть установлены, тем более что ответчик по данному иску не имеет возможности заявить свои возражения: он ликвидирован. В такой ситуации суд признал, что Компания-1 не проявила необходимую степень заботливости и осмотрительности и должна понести соответствующие риски.

С такой аргументацией согласились суды апелляционной и кассационной инстанций. Суд апелляционной инстанции в своей мотивировке указал, что в такого рода делах судебный контроль призван обеспечить распределение обнаруженного имущества без разрешения спора о праве на это имущество.

Конкурсный управляющий Компании-1 и привлеченный в качестве третьего лица банк не согласились с такими выводами и подали кассационные жалобы в Верховный суд.

Распределение не тождественно признанию права 

Верховный суд принял к рассмотрению данный спор и по результатам разбирательства отменил акты трех инстанций, отправив дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

Доводы кассаторов сводились не только к неправильному применению судами правовых норм, но также и к тому, к каким последствиям привело такое правоприменение. На практике сложилась ситуация, при которой кредитор и учредитель — единственные лица, которые претендуют на имущество ликвидированной организации, при этом само имущество фактически выведено из гражданского оборота.

ВС разобрал эти доводы и дал мотивировку.

Суды трех инстанций верно установили фактические обстоятельства дела, но судебная ошибка заключалась в том, что признание права кредитора на распределение было отождествлено с введением специального правового режима в отношении «лежачего наследства» ликвидированной компании.

Буквальное толкование формулировки п. 5.2 ст. 64 ГК требует от заявителя лишь доказать наличие такого имущества и обосновать заинтересованность.

В этом сюжете

«Само по себе введение процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица не означает признания обоснованными требований заявителя, при этом наличие (отсутствие) долга может быть установлено судом при рассмотрении заявления о распределении имущества ликвидированного должника», — указал Верховный суд.

Указанным судебным актом был сформирован стандарт доказывания по всем аналогичным делам.

Начиная с 2005 года налоговыми органами активно используется инструмент исключения недействующих юридических лиц из Единого государственного реестра юридических лиц (введен Федеральным законом от 02.07.2005 № 83-ФЗ). Этим же правовым инструментом ликвидируют организации, указывающие недостоверные сведения в ЕГРЮЛ.

  • Институт распределения обнаруженного имущества ликвидированной организации призван нивелировать негативные последствия от такого правоприменения для кредиторов.
  • По сведениям из ИС «СПАРК-Интерфакс», ФНС России в 2019 году (последний год, за который были найдены данные) из ЕГРЮЛ было «вычеркнуто» 667 340 организаций, из них 285 282 — недействующие, 288 169 — с недостоверными сведениями.
  • По данным сервиса «Банк Решений», в картотеке арбитражных дел в настоящее время на рассмотрении у арбитражных судов находится 126 дел о распределении обнаруженного имущества ликвидированной организации, из которых 116 рассматривает Арбитражный суд Москвы.

Исключили из ЕГРЮЛ: как вернуть забытое имущество

Эксперты TaxCoach — про тему исключения компаний из ЕГРЮЛ, которая в 2018 году по-прежнему актуальна. Темп борьбы за «чистоту» реестра, заданный ФНС с 2016 года, сохраняется. В среднем за год налоговый орган по собственной инициативе ликвидирует порядка 500 тысяч организаций.

Полагаем, не вызовет удивления тот факт, что среди них есть как сознательно брошенные компаний, так и организации, ликвидировать которые в общем-то никто и не собирался.

Причин такого исключения может быть масса, но суть их сводится к тому, что руководство по тем или иным причинам проглядело решение ИФНС о предстоящем исключении. Сам по себе факт исключения компании из реестра — штука неприятная, а если компания ещё и владела активами, вернуть контроль над ними — настоящая головная боль для собственников.

Напоминаем, что в случае исключения из ЕГРЮЛ компании, имеющей задолженность перед бюджетом, её директор и участник (с доле более 50%) не смогут зарегистрировать новую компании или стать директором/участником в уже созданной, в течение 3-х лет с момент исключения (абз. 2,3 пп ф п 1 ст 23 ФЗ «О гос регистрации юр лиц и ИП»).

Смоделируем ситуацию. Существует бизнес, разделённый на операционный сектор и сектор хранения активов, условно ООО «Б». ООО «Б» владеет нежилым помещением, а на его расчётном счёте лежит 1 миллион рублей. Предположим, что активы в настоящий момент операционным сектором не используются, соответственно ООО «Б» находится в «спящем» состоянии.

Представим, что ИФНС вдруг решила проверить местонахождение ООО «Б» по адресу, указанному в реестре.

Инспекторы вышли на место, не увидели вывеску (или дверь им никто не открыл) и сделали вывод, что организация по адресу не располагается. После этого выслали письмо на юр адрес, с требованием внести достоверные сведения.

Письмо по тем или иным причинам никто не получил и никак на него не отреагировал. Итог — в ЕГРЮЛ появляется запись о недостоверности адреса.

Решение о недостоверности, аналогично письму, не находит адресата, в результате, через шесть месяцев инспекция принимает решение исключить юр. лицо из ЕГРЮЛ (которое то же никто не получает), а ещё через три воплощает решение в жизнь.

И вот, ранним солнечным утром обо всём этом узнают руководители компании. Возникают два классических вопроса: «кто виноват?» и «что делать?»

С ответом на первый вам предстоит разобраться самостоятельно, а вот со вторым …

1. Порядок «возврата»

При этом, отказывая в обжаловании решений об исключении юр. лиц, владеющих имуществом, суды прямо указывают на выход из ситуации. Так, заинтересованные лица (в том числе участники) вправе обратиться в суд с заявлением о распределении обнаруженного имущества в соответствии с частью 5.2 ст. 64 ГК РФ (см. дела № А40-154701/2017; А29-15581/2017).

Для участников оспаривать решение об исключении компании — пустая трата времени.

Если исключение прошло без процедурных нарушений, в удовлетворении требований суд откажет примерно со следующей мотивировкой: «если бы участники проявляли должную степень заботливости и осмотрительности, то могли бы возразить против предстоящего исключения, а поскольку не сделали этого, значит, исключение их права и интересы не затрагивает». Иными словам: проглядели — сами виноваты (см. дела № А40-154701/2017; А56-25912/2014; А21-6750/2014).

Напомним, при ликвидации имущество распределяется ликвидатором (ликвидационной комиссией). Именно на основании их решения участники получают «наследство». При исключении компании из реестра ликвидационную комиссию никто не создавал, а значит, и имущество не распределено.

В связи с этим, в случае удовлетворения заявления заинтересованного лица о распределении имущества, суд назначает арбитражного управляющего, который и проводит ту самую процедуру.

Применительно к описанной ситуации: участникам ООО «Б» придётся обратиться с таким заявлением в арбитражный суд по месту нахождения исключённой компании. Иных вариантов нет.

Нюансы:

  • Поскольку в распределении участвует арбитражный управляющий, проведение процедуры стоит денег (процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица может быть назначена при наличии средств, достаточных для осуществления данной процедуры, и возможности распределения обнаруженного имущества среди заинтересованных лиц — абз 2 ч 5.2 ст 64 ГК РФ).

В данном случае месяц его работы обойдется в 30 000 рублей (процедура распределении имущества ликвидированной компании, схожа с процедурой конкурсного производства (имущества распределяется между кредиторами), поэтому её проведением занимается конкурсный управляющий. Его вознаграждение, в соответствии со ст 20.6 Закона «О несостоятельности» составляет 30 000 рублей).

Поэтому для удовлетворения заявления на депозит суда необходимо перечислить средства для покрытия расходов на управляющего либо доказать суду, что средств из распределяемого имущества хватит на покрытие расходов на процедуру.

  • В суд необходимо представить документы, подтверждающие наличие у компании имущества на момент исключения. В нашем случае — это недвижимость и деньги на счёте. Для этих целей подойдёт выписка из ЕГРН и выписка по счёту, заверенная банком. Первый документ в Росреестре может запросить любое заинтересованное лицо. А вот со вторым могут возникнуть сложности.

С большой долей вероятности, в момент обращения в банк за выпиской об исключении организации уже известно, а значит информацию не предоставят, сославшись на банковскую тайну. Выход из этой ситуации — раздобыть выписку после подачи заявления о распределении, в порядке истребования доказательств.

Если все условия будут выполнены, суд назначит процедуру и утвердит арбитражного управляющего. После выполнения всех действий, связанных с распределением и передачей имущества, арбитражный управляющий составляет отчёт о проделанной работе и направляет в суд ходатайство об окончании процедуры.

Дополнительный неприятный момент: с полученного придётся заплатить налог. В нашем случае это 13% от рыночной стоимости имущества и суммы средств, размещённых на расчётном счёте.

При этом налогооблагаемую базу можно будет уменьшить на сумму произведённых участником расходов на вклад в уставный капитал или на сумму, затраченную на покупку доли, в зависимости от основания приобретения доли в уставном капитале.

Важно! Гражданский кодекс ограничивает срок на обращение в суд с заявлением о распределении имущества, сделать это можно в течение 5 лет с момента исключения компании из реестра. При этом суд применит указанный срок самостоятельно.

2. Пропущенный срок

Безусловно, ситуация, при которой собственники компании с активами (тем более с недвижимостью) в течение 5 лет не знают об её исключении из реестра — нонсенс. Однако активы бывают разные, и если про недвижимость и деньги забыть крайне сложно, то вот про акции какой-нибудь компании — вполне себе можно запамятовать.

Так, в деле № А04-8871/2016 единственный участник компании, исключённой из ЕГРЮЛ, обратился в суд с заявлением о назначении процедуры распределения имущества.

Читайте также:  Как прописаться в квартире умершего собственника

Речь шла об акциях ПАО «Сбербанк России» в количестве 20 000 штук, которые его компания приобрела аж в 1992 году.

Стоимость такого актива на момент рассмотрения дела составляла порядка 3 миллионов рублей (в 1992 году компания приобрела 20 акций Сбербанка, которые. 2006 году были конвертированы в 20 000 штук).

Заявитель выбрал верный алгоритм, однако загвоздка оказалась в сроках. Поскольку компанию исключили из реестра в марте 2011 года, а заявление направили в сентябре 2016, пятилетний срок оказался пропущен.

Дело дошло до Верховного суда РФ, который отказал в передачи жалобы на рассмотрение, закрепив тем самым постановления судов трёх инстанций, отказавших в удовлетворении заявления.

3. Исключенные акционеры

Теперь посмотрим с другой стороны — со стороны эмитента, хотя бы ПАО «Сбербанк», часть акций которого принадлежит компании, которая исключена из ЕГРЮЛ, и участники которой уже не смогут получить себе эти акции.

Ведь в результате отказа в распределении, в составе акционеров эмитента навсегда зависнет «мёртвая душа».

Строго говоря, вопрос не урегулирован законодателем. На наш взгляд было бы логично предусмотреть простую административную процедуру обращения таких акций в собственность эмитента, однако мы имеем то, что имеем, поэтому для решения проблемы в ход идут подручные средства.

Гражданский кодекс содержит понятие «Бесхозяйной вещи», то есть вещи, собственник которой неизвестен, отказался от неё или его просто нет. Такая вещь, при условии добросовестного, открытого и непрерывного владения ею третьим лицом на протяжении 5 лет (для недвижимости 15), переходит в собственность фактического владельца.

За неимением иного инструмента, эмитенты, акционерные общества, которым актуальный состав акционеров необходим для принятия отдельных решений, идут по пути признания акций недействующего акционера бесхозяйным имуществом. Суды ввиду отсутствия иных допустимых способов восстановления прав, признают такие акции бесхозяйными и передают их во владение эмитенту.

При этом, практика показывает, что для успешного исключения такого акционера необходимо выполнить условие — выждать пять лет с момента исключения владельца акций. Как вы помните, по прошествии данного срока участники или иные заинтересованные лица не смогут требовать распределения акций, ранее принадлежавших исключённой компании.

Так, например, в делах № А49-2517/2016 и А40-106136/15 суды встали на сторону истца и, ввиду отсутствия иных допустимых способов восстановления прав, признали акции бесхозяйными с передачей их во владение эмитенту. А в деле № А40-34243/2017 суды трёх инстанций в удовлетворение требований отказали. При этом, принципиальные различия данного дела от двух первых — срок, прошедший с момента исключения владельца акций.

Несколько советов в качестве резюме

  • Владение активами должно быть структурировано. При этом «структурировано» — не всегда равно выделению актива на стороннюю компанию. Подход «пусть полежит в сторонке до лучших времён» — хорош для диверсификации, однако чреват возникновением описанной ситуации. Ведь то, чем мы долго не пользуемся, — забывается. Отсюда главный вывод: накопленный исторически «хлам» нужно прибирать.
  • Всегда держим руку на пульсе: получаем почту, регулярно и с удовольствием отвечаем налоговой, периодически монитором всю группу компаний вот здесь — http://www.vestnik-gosreg.ru/publ/fz83.
  • Если вдруг проглядели исключение из реестра — не отчаиваемся, инициируем процедуру распределения оставшегося имущества и «забираем своё».
  • Пропустили срок? Выдыхаем, делаем выводы и не допускаем подобного в будущем.

Наша практика. компания ликвидирована, имущество осталось. как оформить права на активы?

Как бывшие участники и акционеры ликвидированного юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ, могут оформить оставшиеся на компании активы (недвижимость, денежные средства на счетах, доли и ценные бумаги в других компаниях, дебиторскую задолженность)?

В нашей практике мы сталкиваемся с ситуациями, когда на ликвидированной компании, исключенной из ЕГРЮЛ, осталось имущество (в т.ч. недвижимость, денежные средства на счетах, доли и ценные бумаги в других компаниях, дебиторская задолженность), однако бывшие участники и акционеры не могут или не знают, как оформить оставшиеся после ликвидации компании активы.

С какого момента юридическое лицо считается ликвидированным?

В соответствии с п. 9 ст. 63 ГК РФ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ).
Существует два основных способа ликвидации ООО:
1. Добровольная ликвидация: по решению участников юридического лица.
В этом случае имущество распределяется ликвидатором (ликвидационной комиссией), который назначается общим собранием участников. Однако и при добровольной ликвидации может остаться не распределенное среди участников компании имущество.

2. Принудительная ликвидация: исключение из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа.

При принудительной ликвидации ликвидатор не назначается, имущество никем не распределяется и остается на ликвидированной компании.

Участники уже ликвидированной организации также не вправе самостоятельно обращаться с требованиями к должникам юридического лица, например, по оплате стоимости переданных товаров, выполненных работ, арендных платежей. Необходимо инициировать процедуру распределения обнаруженного требования в судебном порядке.

Что делать при обнаружении имущества у ликвидированного юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ?

Согласно п. 8 ст. 63 ГК РФ оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или корпоративные права в отношении юридического лица. Если выяснилось, что у ликвидированного юридического лица, исключенного из ЕГРЮЛ, есть имущество, тогда заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право (п.5.2. ст. 64 Гражданского кодекса РФ). Судом на основании заявления вводится специальная процедура по распределению имущества ликвидированного юридического лица и назначается арбитражный управляющий, на которого возлагается обязанность распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица. Арбитражный управляющий: 1. Выявляет кредиторов ликвидированной организации путем опубликования сообщения в «Вестнике государственной регистрации».
2. Производит расчет с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной ст. 64 ГК РФ.
3) Составляет ликвидационный баланс.
4) Обращается в регистрирующий орган с заявлением о регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости на лиц, имеющих на это право.

5) Составляет отчёт о проделанной работе и направляет в суд ходатайство об окончании процедуры.

Какое имущество может быть распределено после ликвидации?

Законом не предусмотрены какие-либо ограничения, поэтому распределению подлежит любое имущество, в т.ч. недвижимость, денежные средства, оставшиеся на счетах, ценные бумаги, доли в компаниях, а также требования к третьим лицам.

Кто может обратиться в суд с заявлением о распределении имущества?

С заявлением о распределении имущества может обратиться в суд заинтересованное лицо или уполномоченный госорган. Заинтересованными лицами могут быть бывшие участники или акционеры компании, кредиторы, наследники (если указанными лицами являются физические лица). Суд устанавливает заинтересованность лица, требующего введения процедуры распределения имущества, на основании представленных документов, определяет круг лиц, которые могут претендовать на получение имущества ликвидированной организации, и привлекает их к участию в деле.

Следует учитывать, что не обязательно наличие вступившего в законную силу судебного акта о взыскании долга, так как данный факт может установить суд при рассмотрении заявления о распределении имущества ликвидированного должника (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 03.02.2022 № 305-ЭС21-19154 по делу № А40-160555/2020).

Что нужно знать при обращении в суд?

Заявление о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества может быть подано в суд в течение 5 лет с момента ликвидации (п. 5.2 ст. 64 ГК РФ). Обращаясь в суд, нужно подтвердить: 1. Наличие средств, достаточных для финансирования процедуры, так как суд назначает арбитражного управляющего, которому предусмотрено вознаграждение.
Для подтверждения, например, можно внести денежные средства на депозит суда или указать в заявлении сведения о рыночной стоимости имущества ликвидированной организации, которое может быть реализовано.

2. Возможность распределения обнаруженного имущества среди заинтересованных лиц.

Имеется ли судебная практика по оформлению имущества после ликвидации?

Судебная практика по распределению имущества ликвидированной организации не является распространенной в силу того, что участники ликвидированных обществ зачастую не знают, что имеют право претендовать на имущество компании или считают процедуру оформления в собственность имущества ликвидированной организации слишком сложной, или сталкиваются с определенными трудностями при инициировании этой процедуры.

Также судебная практика может отличаться по регионам.

В частности, в Москве процедура распределения имущества ликвидированной организации завершается после регистрации права собственности на объекты недвижимости на заинтересованных лиц.

В других же регионах суд в рамках процедуры признает право собственности на объекты недвижимости, и такой судебный акт является основанием регистрации права.

В качестве примера нашей практики приведем успешное оформление в собственность объекта коммерческой недвижимости в г. Москве на нашего доверителя. Ранее недвижимость была оформлена на ликвидированную по решению регистрирующего органа компанию.  Отметим, что в компании было 4 участника, которые (или наследники которых) могли бы претендовать на получение в собственность имущества. Юристы ЦПО групп собрали необходимые доказательства того, что трое участников общества не принимали участия в деятельности компании, а их наследники не вступили в наследство, в силу чего не имеют право на получение в собственность имущества ликвидированной компании.

Также юристы ЦПО групп доказали, что ¾ доли имущества не является выморочным, что позволило оформить в собственность доверителя коммерческий объект полностью.

В ситуации, когда Вы знаете, что у ликвидированной компании есть или должно быть имущество, рекомендуем обращаться к профессиональным юристам.

Юристы ЦПО групп проведут необходимую проверку документов, оценят ситуацию и перспективы получения имущества, соберут доказательства и обеспечат положительный результат – передачу имущества ликвидированной организации в Вашу собственность.

Подпишитесь на новостную рассылку CPO Group:

Как происходит распределение имущества при ликвидации ООО?

Распределение имущества при ликвидации ООО — один из заключительных этапов прекращения деятельности компании — осуществляется перед регистрацией изменений в ЕГРЮЛ. О том, как провести данную процедуру, расскажет предлагаемая нами статья.

После завершения расчетов с кредиторами при добровольной ликвидации у ООО часто остается нераспределенное имущество, которое его участники вправе разделить между собой. В том случае, если в обществе лишь 1 участник, оставшееся после ликвидации имущество переходит в его единоличную собственность, т. е. как таковой раздел не требуется.

Читайте также:  Учет расхода на приобретение трактора

Порядок раздела и распределения имущества при ликвидации ООО регламентирован статьей 58 закона «Об обществах…» от 08.02.

1998 № 14-ФЗ, согласно которой в первую очередь должны быть разделены средства, являющиеся разницей между наличным имуществом и величиной уставного капитала ООО (нераспределенная прибыль). Ее раздел происходит пропорционально долям участников.

При отсутствии нераспределенной прибыли либо после ее раздела переходят к распределению средств, составляющих величину уставного капитала (также пропорционально долям).

Важно помнить, что имущество, внесенное в уставный капитал общества его участниками в натуре, передается участникам, имеющим в отношении него вещные права, согласно части 8 статьи 63 ГК РФ. В случае возникновения спора по поводу принадлежности или фактической стоимости такого имущества оно подлежит реализации с торгов, а вырученные в итоге средства — разделу в общем порядке.

ПРИМЕР

На расчетном счету ООО «Смайлик» осталось 2 млн рублей и автомобиль. У компании 2 учредителя: Анатолий с долей 40% и  Виктор с долей 60%. Ликвидационная комиссия распределила остаток имущества следующим образом:

  • Анатолию — 800 тыс. руб. (2 млн. руб * 40%);
  • Виктору — 1 млн. 200тыс. руб. (2 млн.  руб. * 60%).

Автомобиль был переоформлен в общую собственность с теми же долями.

В каких случаях можно направить добавочный капитал на выплату (возврат) денежных средств участникам общества? Ответ на этот вопрос см. в КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе, получите пробный демо-доступ бесплатно.

Получение оставшегося имущества в собственность и его налогообложение

Передача распределенного между участниками ООО имущества оформляется путем составления обычного передаточного акта. Каких-либо специальных требований к его составлению или определенной (унифицированной) формы законом не предусмотрено. К обычным реквизитам данного документа относятся:

  • дата и место составления;
  • инициалы и паспортные данные ликвидатора и участника, принимающего имущество;
  • обозначение переданного имущества, его размер и стоимость;
  • подписи ликвидатора и принявшего имущество участника.

На практике распространены случаи, когда передача всего распределенного имущества осуществляется на основании единого передаточного акта с указанием размера и стоимости доли каждого из участников.

Подписывается данный документ, соответственно, ликвидатором и всеми участниками ООО.

Подобная практика является наиболее юридически грамотной, поскольку позволяет в будущем избежать разногласий по поводу судьбы той или иной части распределенного состояния.

Что касается уплаты налогов с полученного имущества, то его часть в размере стоимости уставного капитала налогом не облагается, согласно статье 43 НК РФ.

Что же касается распределяемой прибыли, то в ее отношении уже действуют общие правила налогообложения, то есть, к примеру, гражданам-участникам необходимо будет уплатить налог в размере 13 — 15 процентов своей доли прибыли, согласно пункту 3 статьи 224 НК РФ.

Какую ставку налога выбрать в каждом конкретном случае, подробно разъяснили эксперты КонсультантПлюс. Чтобы все сделать правильно, получите пробный доступ к системе и переходите в Готовое решение. Это бесплатно.

Ликвидация ООО — последовательность и этапы проведения

Говоря о распределении оставшегося после ликвидации ООО имущества, следует подчеркнуть, что данная процедура является финальным этапом проведения собственно ликвидации организации.

При этом размер оставшегося имущества будет напрямую зависеть от оперативности и грамотности проведения именно ликвидации ООО.

Условно, согласно статье 63 ГК РФ, весь процесс ликвидации ООО можно разделить на 4 этапа:

  • Принятие решения о ликвидации ООО.
  • Работа ликвидационной комиссии, направленная на выявление всех обязательств ООО (необходима для составления промежуточного баланса).
  • Проведение расчетов с кредиторами, итогом которых становится составление ликвидационного баланса.
  • Распределение на основе ликвидационного баланса оставшегося имущества между участниками общества.

Приведенная схема наглядно показывает, что участникам, прежде чем приступать к распределению имущества, необходимо выполнить значительный объем работы.

Пошаговую инструкцию  с образцами всех необходимых для ликвидации ООО документов см. в КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе К+, получите пробный онлайн-доступ бесплатно.

Важно также помнить, что помимо добровольной ликвидации в отношении организации может быть применена и процедура банкротства — как по требованию кредиторов ООО, так и по решению самих участников, согласно требованиям закона «О несостоятельности…» от 26.10.2002 № 127-ФЗ.

При этом юридически значимым признаком банкротства, в соответствии с пунктом 2 статьи 3 данного ФЗ, служит невозможность ООО выплатить заработную плату своим сотрудникам, рассчитаться по платежам в соответствующие бюджеты (фонды), а также обслуживать свою кредиторскую задолженность в течение 3 месяцев. При наличии таких признаков статья 7 отмеченного ФЗ № 127 наделяет правом заинтересованных лиц (работников, налоговые органы или кредиторов) обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании общества несостоятельным (банкротом).

На практике также распространены ситуации, когда участникам общества очевидно, что созданное ими предприятие фактически уже является банкротом либо неумолимо движется к несостоятельности. При этом формальный признак банкротства в виде трехмесячной задолженности отсутствует.

В указанном случае статья 8 ФЗ № 127 наделяет участников правом самим обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

При этом начало реализации процедуры, как правило, означает невозможность получения участниками какого-либо имущества ООО, поскольку все оно будет реализовано для расчета по долгам общества.

Решение о ликвидации

Принятие учредителями решения о ликвидации ООО, согласно требованиям части 1 статьи 62 ГК РФ, является отправной точкой для начала данной процедуры. Одновременно с решением о ликвидации учредителям требуется также назначить уполномоченных лиц (ликвидатора или ликвидационную комиссию), которые в дальнейшем будут проводить данную процедуру.

Круг лиц, которые могут выполнять обязанности ликвидаторов, законодательство не ограничивает, поэтому в состав комиссии (либо единственным ликвидатором) может быть назначен учредитель ООО, его работник или любое иное лицо.

После назначения только ликвидатор или комиссия вправе осуществлять управление ООО и представлять его интересы в суде без выдачи доверенности.

О начале ликвидации учредителям необходимо уведомить налоговый орган для внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ.

Также важно помнить, что после начала процедуры ликвидации, согласно части 4 статьи 61 ГК РФ, срок исполнения по всем обязательствам ООО считается наступившим.

Таким образом, с указанного момента ООО фактически утрачивает возможность ведения хозяйственной деятельности, найма работников и т. д.

Промежуточный баланс

Основная цель подготовки промежуточного баланса ООО — определение размеров имущества и кредиторской задолженности. Также при этом происходит определение степени достаточности активов общества для покрытия всех долгов.

Для составления баланса ликвидатору необходимо:

  • Письменно уведомить всех известных кредиторов о сроках и порядке расчетов с ними. Важно помнить при этом, что срок проведения расчетов, согласно части 1 статьи 63 ГК РФ, должен быть не меньше чем 2 месяца.
  • Опубликовать аналогичное сообщение в газете (журнале), используемом для информирования населения о регистрации (ликвидации) организаций, для выявления неизвестных кредиторов.
  • Принять необходимые меры для истребования дебиторской задолженности организации.

Результаты перечисленных действий фиксируются в промежуточном балансе, для подготовки которого используются также данные бухгалтерии. После составления баланса его необходимо утвердить участникам общества. Согласно части 2 статьи 63 ГК РФ,  1 экземпляр баланса должен быть направлен в налоговый орган  для согласования.

Ликвидационный баланс

Утвержденный и согласованный в налоговом органе промежуточный баланс, согласно части 5 статьи 63 ГК РФ, является основой для проведения расчетов с кредиторами, которые выполняются в порядке, определенном статьей 64 ГК РФ.

Первые 3 категории кредиторов выглядят следующим образом:

  • Работники ООО и третьи лица, перед которыми у общества имеются задолженности вследствие причинения им вреда.
  • Работники, имеющие право на получение выходных пособий и иных выплат, задолженность по которым не погашена.
  • Налоговые органы и внебюджетные фонды, перед которыми имеется задолженность по налогам и страховым взносам.

После расчетов с перечисленными субъектами ликвидатор вправе приступить к расчетам с другими кредиторами на общих основаниях без установления какой-либо очередности.

После удовлетворения всех требований кредиторов ликвидатору необходимо приступить к составлению ликвидационного баланса, цель которого — подведение итога всей обязательной части процедуры. Ликвидационный баланс утверждается участниками ООО и направляется, согласно части 6 статьи 63 ГК РФ, в налоговый орган для согласования.

Одновременно туда же, согласно пункту 1 статьи 21 закона «О государственной…» от 08.08.2001 № 129-ФЗ, направляются:

Вс разъяснил, как толкуется положение об удовлетворении требований кредиторов ликвидируемого юрлица

Верховный Суд в Определении по делу № 305-ЭС21-28884 от 2 июня разбирался, возможно ли толковать п. 5.2 ст.

64 ГК так, чтобы он лишал заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган возможности удовлетворения заявления о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из реестра, в случае представления доказательств наличия у ликвидированного лица дебиторской задолженности.

12 декабря 2018 г. ООО «Партнер-Недвижимость» продало обществу «Технопром» недвижимое имущество. Согласно договору купли-продажи цена сделки составила 59 млн руб., в том числе НДС (18%) – 9 млн руб.

, оплата должна была быть произведена путем безналичного расчета не позднее шести месяцев с момента государственной регистрации договора. Право собственности «Технопром» на имущество было зарегистрировано 25 декабря 2018 г.

, на следующий день в ЕГРН была сделана соответствующая запись.

12 декабря 2019 г. «Партнер-Недвижимость» было исключено из ЕГРЮЛ в административном порядке, как недействующее юридическое лицо.

99,9% доли уставного капитала «Партнер-Недвижимость» владела частная компания с ограниченной ответственностью «Норс Ист Партнерс Би.Ви».

Она обратилась в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица среди лиц, имеющих на это право. Компания настаивала, что «Технопром» не произвел оплату приобретенных зданий.

Общество «Голденберг Инвест», являясь кредитором общества «Партнер-Недвижимость» на основании вступившего в законную силу решения Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2018 г., принятого по делу № А40-181932/2018, вступило в процесс в защиту своих прав.

Суд, ссылаясь на дело № А40-180289/2020, указал на то, что компания «Норс Ист Партнерс Би.Ви», являясь участником общества с долей участия 99,9%, не обратилась в регистрирующий орган с соответствующим заявлением в целях воспрепятствования исключения общества из ЕГРЮЛ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сослался на положения п. 5.2 ст.

Читайте также:  Срок исковой давности по наследству на недвижимость

64 ГК и указал, что вступившим в законную силу решением по делу не установлен факт наличия задолженности, нет записи о залоге в связи с неоплатой недвижимого имущества и не доказано наличие имущества, принадлежащего обществу, подлежащего распределению среди лиц, имеющих на это право.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, действуя в соответствии со ст. 268, 269 АПК, повторно исследовал и оценил доказательства и со ссылкой на ст. 36, 64, 64.

2 ГК пришел к выводу, что компанией представлены достаточные доказательства наличия дебиторской задолженности, которые обществом «Технопром» документально не опровергнуты, и, кроме того, не представлены покупателем доказательства оплаты приобретенного недвижимого имущества. Суд удовлетворил требование компании.

Кассация поддержала вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявления.

Она указала также на то, что назначение судом процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица не предполагает совершения иных действий, кроме непосредственного распределения имущества, которое обнаружено; в рамках указанной процедуры, учитывая факт ликвидации юридического лица, не могут рассматриваться какие-либо споры, в том числе в отношении обязательств ликвидированного лица, споры о праве ликвидированной организации и иные споры.

ВС решил не давать сторонам возможность отказаться от договора со ссылкой на обстоятельства непреодолимой силыПраво отказаться от договора при утрате интереса в случае возникновения временных обстоятельств непреодолимой силы, влекущих объективную невозможность исполнения, не вошло в финальную редакцию постановления о прекращении обязательств

Компания «Норс Ист Партнерс Би.Ви» обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила о разъяснении, содержащемся в абз. 2 и 3 п. 41 Постановления Пленума ВС от 11 июня 2020 г.

№ 6 «О некоторых вопросах применения положения Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств», согласно которому в случае исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего (ст. 64.2 ГК) к обязательственным отношениям, в которых оно участвовало, подлежит применению ст.

419 ГК, если специальные последствия не установлены законом. Участники ликвидированного юридического лица, равно как и его кредиторы, не вправе самостоятельно обращаться с обязательственными требованиями юридического лица к его должникам, в частности с требованием вернуть переданное в аренду имущество, оплатить стоимость переданных товаров и т.п.

В этом случае следует руководствоваться положениями п. 5.2 ст. 64 ГК, устанавливающего процедуру распределения обнаруженного обязательственного требования.

Таким образом, отметил Суд, приведенная норма права с учетом разъяснений позволяет сделать вывод о том, что возможность защиты нарушенного права, в частности кредитора, не утрачивается вследствие прекращения деятельности юридического лица, может быть осуществлена в сроки, установленные абз. 2 п. 5.2 ст. 64 ГК, в процедуре распределения обнаруженного имущества должника. При этом законодательство не устанавливает, что правом на подачу заявления наделено только то лицо, заинтересованность которого подтверждена вступившим в законную силу решением суда.

ВС указал, что в предмет доказывания при рассмотрении дел по заявлениям о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица среди лиц, имеющих на это право, в числе прочего входят: установление обстоятельств, свидетельствующих о наличии у заявителя статуса заинтересованного лица, наделенного правом инициировать процедуру распределения обнаруженного имущества исключенного из ЕГРЮЛ юридического лица; наличие у ликвидированного хозяйствующего субъекта имущества, а также и наличие у последнего неисполненного обязательства. В подп. 1 п. 1 ст. 75 Закона об исполнительном производстве дается понятие дебиторской задолженности, которой признается право требования одного лица к другому лицу (дебитору), не исполнившему денежное обязательство, в том числе право требования по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и др.

Экономколлегия заметила, что компания «Норс Ист Партнерс Би.Ви», обращаясь в суд с заявлением, в качестве обнаруженного имущества указывала на наличие обязательственного требования «Партнер-Недвижимость» к «Технопром». Компания являлась участником общества «Партнер-Недвижимость», который в силу п. 8 ст.

63 ГК, при отсутствии каких-либо ограничений, установленных законом, иными правовыми актами или учредительными документами, имеет право получить имущество юридического лица, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, а общество «Голденбер Инвест» – кредитором общества (взыскателем) на основании вступившего в законную силу судебного акта.

При таких обстоятельствах суды первой инстанции и округа ошибочно посчитали, что компанией и третьим лицом не доказано наличие права инициировать процедуру и участвовать в распределении имущества, обнаруженного после ликвидации, посчитал ВС.

Данное указанными судами толкование п. 5.2 ст.

64 ГК в том смысле, в котором оно лишает возможности заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган на удовлетворение заявления о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из реестра, в случае представления доказательства наличия у ликвидированного лица дебиторской задолженности, не может быть признано правомерным и соответствующим целям включения положений о распределении обнаруженного имущества в гражданское законодательство.   

ВС отметил, что, признавая несостоятельными выводы суда первой инстанции, арбитражный апелляционный суд обоснованно указал на то, что отказ в назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица затрагивает законные интересы не только участника ликвидированного юридического лица, но и его кредиторов. Из доводов отзывов налоговой инспекции № 22 и общества «Голденберг Инвест» указывается, что они, а также Департамент государственного имущества г. Москвы имеют правопритязания на имущество ликвидированного общества «Партнер-Недвижимость». Суд апелляционной инстанции также установил наличие у ликвидированного хозяйствующего субъекта имущества дебиторской задолженности по договору купли-продажи. Таким образом, суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил заявление компании и назначил процедуру распределения имущества общества «Партнер-Недвижимость», посчитал Верховный Суд и оставил в силе его решение.

Ассоциированный партнер, адвокат юридической фирмы «ЮСТ» Дмитрий Мальбин отметил, что дело связано с применением относительно нового для российского права института распределения имущества ликвидированного лица. Данный институт недостаточно апробирован в современной правоприменительной практике, поэтому у судов зачастую возникают сложности в толковании и применении правовых норм.

Адвокат рассказал, что процедура распределения имущества ликвидированного лица схожа с процедурой банкротства: здесь также назначается управляющий, осуществляется поиск имущества ликвидированной организации, а лица, претендующие на это имущество, вправе предъявить свои требования в отношении такого имущества.

После этого имущество распределяется среди лиц, имеющих право на это имущество.

По мнению Дмитрия Мальбина, трудности, с которыми сталкиваются суды, обусловлены непониманием причин появления и цели института распределения имущества юридического лица. «Причиной появления института распределения имущества послужило частое возникновение ситуаций, когда имущество ликвидированного лица не было распределено среди лиц, имеющих на него право.

Особенно это актуально было для случаев ликвидации организаций в административном порядке как недействующих. Очевидно, что при наличии права на имущество ликвидированного лица должен быть обеспечен правовой механизм распределения такого имущества, в противном случае нарушаются права лиц, которые имеют право на это имущество.

По изложенным причинам позиция Верховного Суда представляется абсолютно верной», – резюмировал он.

Адвокат, управляющий партнер «ШИП» Денис Шашкин полагает, что правовая позиция Верховного Суда продолжает развитие взятого вектора на защиту интересов кредиторов.

Ликвидация компании в административном порядке давно перестала быть решением финансовых и долговых проблем для учредителей. Единственным способом удовлетворения требований кредиторов стало банкротство, хотя и оно требует еще многих изменений и разъяснений.

«Позиция суда кассационной инстанции, судебный акт которого отменил Верховный Суд, видимо, была вызвана отсутствием масштабной практики и крайне редким применением на практике такого способа защиты интересов кредитора, как заявление о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества ликвидированного лица. Да и поиск и выявление такого имущества на практике крайне редки», – обратил внимание он.

Управляющий партнер «Легес Бюро» Мария Спиридонова отметила, что ВС дал расширенное толкование объема активов, которые могут быть у юридического лица: помимо имущества, права требования также являются активом лица.

Помимо этого Суд разъяснил правильное определение статуса заинтересованного лица, сославшись при этом на Постановление Пленума ВС от 11 июня 2020 г. № 6.

По мнению Марии Спиридоновой, отличающиеся позиции судов связаны с неверным толкованием норм закона, а также с неправильными выводами после изучения доказательств: «В первую очередь, суды первой инстанции и округа посчитали, что заявившие требования лица не имеют такого права.

Как они указали, в ходе судебного разбирательства не была доказана заинтересованность. Более того, суды ошиблись в выводах, посчитав, что задолженность отсутствует. Вероятно, к таким выводам суды пришли из-за неверного определения бремени доказывания».

Эксперт добавила, что подобные дела достаточно редки: суды редко ошибаются в выводах, но если ошибка и возникла, то вследствие неправильного толкования нормы права либо неправильных выводов.

«Текущее дело осложнялось и тем, что в качестве актива обозначались обязательственные права требования.

Верховный Суд смог решить дело, дав правильное толкование заинтересованности лиц и верно определив правовую среду обязательственных прав требований», – заметила Мария Спиридонова.